Анна Ризатдинова — в своей книге: Девчонки с парнями в кино, а я в спортивный зал. И на этом фоне — нервные срывы

Бронзовая призерша Олимпийских игр по художественной гимнастике выпустила автобиографическую книгу «Мой роман со спортом».

В книге Анна Ризатдинова откровенно рассказывает о беспощадной критике, которую ей пришлось услышать в свой адрес, изнурительных тренировках, нервных срывах. И признается, что в какой-то момент была готова даже бросить художественную гимнастику.

— Это были последние дни подготовки к Олимпийским играм, и я в полном изнеможении лежала на ковре после очередного прогона, — рассказывает спортсменка. — Тогда я пообещала себе: когда все закончится, напишу книгу. Так и получилось. Она вышла очень откровенная. Я поделилась своими мыслями, переживаниями, проблемами — всем, что было у меня в голове на протяжении 17-летней спортивной карьеры. Я горжусь этой книгой. И считаю, что не нужно бояться рассказывать о своей жизни. Возможно, девчонкам и мальчишкам, которые прочитают мою книгу, станет проще.

 «КП» в Украине» публикует самые интересные отрывки из книги «Мой роман со спортом».

«Место силы — Крым»

«У каждого человека есть свое место силы. Мое — Крым с его искрящимся морем, могуществом гор, стройностью пирамидальных кипарисов, плодоносящими виноградниками, запахом можжевельника и, конечно же, солнцем. Оно заряжало позитивом с раннего детства. Мне всегда казалось, что крымчане — улыбчивые, счастливые люди, потому что живут в райском уголке земли, где много солнечных дней и всегда тепло. Наверное, место, где мы появляемся на свет, тоже определяет нашу судьбу, как и люди». 

«С такими ногами выбрать гимнастику — это вызов»

«От природы у меня не было никакой растяжки, гибкости, и все эти странные манипуляции с моим четырехлетним телом мне не понравились. Мама, увидев, что я не в восторге от первого занятия, не стала уговаривать остаться. Меня забрали домой, и о гимнастике мы забыли на целый год.

Признаюсь, что от рождения у меня, вообще, были кривоватые ноги. Мама вспоминала одну историю. Однажды мы ехали с ней в маршрутке. Я была еще очень маленькая. Рядом стояли женщины и, глядя на меня, с сочувствием перешептывались: «Какая красивая девочка и, надо же, так не повезло с ножками». У меня, действительно, была проблема, и ее решением занимались. Родители каждый день водили меня на лечебный массаж и всяческие процедуры, чтобы исправить этот врожденный дефект. Постепенно ножки стали выравниваться, но до совершенства было еще далеко. И с такими ногами решиться выбрать гимнастику, где все в твоей фигуре должно быть выверено до миллиметра, — это уже вызов!»

В художественную гимнастику Анну привела ее мама. Фото: Инстаграм

«Когда твой друг — папа»

«Я с горящими глазами подбежала к отцу и стала просить: «Папуля, привезли новые игрушки, мы их так долго ждали. Можно я до вечера сегодня останусь в садике и пропущу тренировку по гимнастике?». Видя, с каким азартом дети распаковывали бесценные дары и как мне не хочется уходить, папа колебался, в его голове бродили сомнения. Но недолго. Он отвел меня в сторону и сказал: «Анюта, у каждого человека есть выбор. Можно все детство прошататься по улицам, просидеть в беседке, вести пустые разговоры, лускать семечки, играть во дворе, но потом в жизни не иметь возможности получить те блага, которые нам дает наш прекрасный мир. А если сейчас, когда другие отдыхают, поработать, то, возможно, в будущем можно будет насладиться результатом своего труда и получить награду».

«Есть способ всех перехитрить«

«Мы знали, что грядет воскресенье (об учебе в симферопольской школе гимнастики. — Авт.), единственный день свободы, после которого все девчонки автоматически поправлялись на 600-700 грамм, особо недисциплинированные — на килограмм, потому что позволяли себе съесть немного лишнего и не изматывали себя при этом физическими нагрузками. Мы начали мечтать, как было бы здорово, если бы все в понедельник пришли на контрольное взвешивание и выяснилось, что никто не поправился. Тогда не надо будет выгребать по полной от тренеров. Понедельник — день тяжелый для гимнасток».

  «Не помню, кто из нас троих произнес: «Есть способ всех перехитрить. Надо похимичить с весами». Но клич был принят на ура. Мы тут же нашли белые листы бумаги формата А4 и решили их мелко-мелко нарезать. Одна девочка, вооружившись канцелярскими ножницами, крошила бумагу, вторая из зачинщиц стояла «на шухере» у двери тренерской. А я запихивала нарезанные белые ошметья в гнездо для батарейки. Закрыли крышку и решили проверить, что скажет электронный оракул. Я встала на весы. И обомлела! Окошечко высветило цифру меньше на 200 грамм. Получилось! Первое испытание прошло удачно. На радостях мы нарезали такое количество бумажечек, что еле запихнули их в ячейку вместе в батарейкой. И -произошло чудо! При взвешивании весы показывали цифру меньше на килограмм!» 

«Конец света»

«Я очень ответственно готовилась к старту на «Кубке Дерюгиной». Ночь не спала от волнения. Выбрала булавы, у меня это был самый сильный вид. Вышла на свое упражнение и потеряла на самом элементарном элементе «мельница» булаву. Заигралась, затанцевалась, утратила концентрацию — и булава уже была за площадкой, пришлось за ней бежать. Вот такой был мой дебют на международном уровне. На тот момент мне казалось, что это конец света. Меня успокаивали, что я вне конкурса и просто выступаю с показательным упражнением. Но у меня было чувство, что я так опозорилась, что меня больше никто не захочет видеть».

По словам Анны, благодаря Ирише Блохиной она научилась справляться со своими эмоциями. Фото: Инстаграм

«Страх Дерюгиной»

«Я ее очень боялась. Меня даже пот прошибал от страха. От мэтра украинской гимнастики я услышала: «Да, девушка, что-то ты сильно покрупнела и поправилась после юниорского чемпионата Европы». Сделав акцент на моей долговязой фигуре, не слишком узких бедрах и широких плечах, она тут же охладила мой полудетский восторг. Таким было наше личное знакомство. Дальше пошел разговор с моей мамой, уже без меня. Вердикт был вынесен мгновеннои обсуждению не подлежал: «Единственное, что Ане светит, -групповое упражнение, и то, Оксана, из уважения к твоим тренерским заслугам». При таком раскладе мне даже не гарантировали первый состав. Мама расстроилась, но вежливо ответила: «Спасибо, мы будем очень благодарны и за это».

«Казарма»

«Жизнь моя сразу превратилась в казарму. (Анна несколько лет жила в интернатереспубликанского высшего училища физкультуры и спорта. — Авт.).За внутренним порядком и режимом следил воспитатель. Свет выключался ровно в десять часов вечера. В комнатах не было ничего, кроме шкафа, стола, стульев, тумбочек и кроватей. Из электроприборов — только розетки для зарядки телефона. Душ — один на этаж, в который вечно выстраивалась очередь. Питание — по часам в столовой. Настоящие спартанские условия, но именно они воспитали во мне важные качества — самостоятельность, умение выживать при любых раскладах, силу воли, чувство юмора».

«Школа выживания»

«Распорядок дня жесткий. В мою бытность тренировки начинались в восемь тридцать утра и заканчивались в семь вечера. Переступив порог Октябрьского дворца, мы бежали на первое взвешивание. Альбина Николаевна раньше всех приходила в зал и уже ждала нас в полной боевой готовности. Перед тренировкой шло построение. Звучали команды «равняйся, смирно, кругом». Мини-армия для девочек. После этих слов мы приступали к работе».

«В «Школе Дерюгиных» ты уже не живешь своей жизнью. Ты в сборной команде Украины на зарплате и обязан выкладываться. Будь добра каждый день приходить в настроении и с полной отдачей работать. Это — школа выживания. Там редко улыбаются. Все подчинено железной дисциплине. За несколько лишних граммов — прыжки, пока не сгонишь. Ты, как машина, тебя завели 3 января, и ты в бешеном режиме работаешь до 28 декабря. Ты не имеешь права болеть, уставать, быть слабой. Не хочешь, не можешь — свободна! Там никого не держат».

«Ненавижу за то, что ты меня отдала в гимнастику»

«Помню ужасный случай, когда четырех личниц, в том числе и меня, наказали за то, что мы плохо выполняли работу на шведских лестницах… Нас отправили в 12 дня, в самое пекло, бегать двадцать кругов! Это был первый и последний раз в жизни, когда я пробежала двадцать кругов на стадионе. Кто-то из девчонок падал, кто-то останавливался и наотрез отказывался бежать дальше. Я проклинала все на свете, но не сдавалась. В глазах темнеет, состояние полуобморочное. Вижу — сидит моя мама, работавшая в то время на сборах тренером, и считает эти адские круги. Не выдержав, я ей крикнула: «Я тебя ненавижу за то, что ты меня отдала в гимнастику!». Мама мне это много раз потом вспоминала. Сцепив зубы, я все же дошагала до конца, не сошла с дистанции. От бессилия я даже не могла плакать. В отупении села на траву и закрыла глаза. Казалось, я больше не встану…»

Так выглядит книга Анны Ризатдиновой. Фото: Инстаграм 

«Жертвовала всем во имя спорта»

«Чемпион не может сдаваться, не имеет права на лень, болезнь, ошибку. Я сама себе дала установку — со всех соревнований приезжать минимум с одной медалью. И если вдруг возвращалась домой без медали — это было настоящей катастрофой… Я сама себя настолько загнала сумасшедшей работой, отказом от всех радостей жизни ради гимнастики, нацеленностью на медали, что иногда меня «накрывало». Вижу — девчонки идут с парнями в кино, в кафе, а я опять в форме спешу в спортивный зал. На этом фоне происходили нервные срывы. Но все мои установки хотя, с одной стороны, и провоцировали психологические и эмоциональные срывы, однако с другой — привели меня к моей мечте. Поэтому сложно сказать, правильно или неправильно я поступала, что вот так закрывалась от мира. В моем случае это сработало. Других девочек стимулировали любовь, отношения, и они не так болезненно на все реагировали. У каждого своя история».

«Ирише Блохиной удалось до меня достучаться»

Все знают Иришу как мягкую, нежную, ранимую, сентиментальную, но за этой хрупкостью скрывается сильнейший характер, который при мне проявлялся не раз. Я ее видела с разных сторон. Она умела злиться, повышать голос, когда это было необходимо. Ириша могла простить мне нервозное настроение, усталость, но никогда не терпела плохого отношения к себе. Для нее человеческие отношения всегда стояли на первом месте, и к ним она предъявляла большие требования. Мне не пристало закрываться от своего тренера, я должна была ее слышать, делиться с ней наболевшим. Ей удалось до меня достучаться. Признаюсь, у меня сложный характер, бывало, что я закрывалась. Поводом уйти в себя могла быть ревность, когда Ириша работала с другими девочками, или ее строгое замечание в мой адрес. Ириша не пришла в зал — у меня обида. С ней я постепенно научилась справляться со своими эмоциями, не раздувая из мухи слона». 

«Мечта сбылась»

«Многие думали, я плакала от того, что заняла третье место, а не выше (об Олимпиаде-2016 в Рио, — Авт.). Нет! Я плакала от счастья, что у меня получилось и что все закончилось. Иду и постепенно включаюсь: уже слышу эмоции зала, гул нашей украинской трибуны, начинаю видеть лица, и такое искреннее счастье — не передать. И я бегу к Ирише, бросаюсь ей в объятия и рыдаю, потому что все-все-все закончилось! И закончилось для нас хорошо! Именно так, как я хотела. Сколько лет к этому идти, об этом думать, представлять… И все это прошло. И высвечивается оценка, а напротив моей фамилии — цифра 3, и я понимаю, что мы с медалью. Ириша прыгала от счастья, а у меня даже сил не осталось на эмоции, я просто рыдала от переизбытка чувств — моя мечта сбылась!»

The following two tabs change content below.
Поделиться страничкой на:
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

двадцать − 6 =