Бонд и Анна

Василий Уткин — как Бонд, Наталья Пакуева — как Анна

На его шее повисело немало прекрасных дам с целью удушения – от большой любви. Он выжил и даже не сыграл до сих пор золотую свадьбу. Что такое быть Бондом в общении с девушками? Что такое быть девушкой, общающейся с Бондом? Российские телевизионные звезды и авторы нашего сайта Василий Уткин и Наталья Пакуева разыграли для GQ, в словах и картинках, агента 007 и его подругу Анну.

Василий УТКИН:

— MОЙ ДРУГ – бондоненавистник. Причины этого мироощущения я пытался выяснить методом ошибок и проб. Последовательно обнаружилось, что дело не в некачественных копиях, которые могли испортить первое знакомство, не в последствиях школьной антизападной пропаганды и даже не в склонности к поддержке мирового зла, против которого Бонд от нечего делать выступает. Сводив товарища на современный киносеанс современной бондианы со всеми необходимыми наворотами, от кожаного кресла в VIP-зале до Dolby-звучания, мне удалось уточнить: дело, оказывается, в ревности.

Бонд, Джеймс Бонд слишком, видите ли, совершенен. До тошноты. Костюмчик сидит, машина чрезмерная, каблуки стреляют по мере необходимости. Именно не зависть, объяснял мне товарищ с пеной на губах, оставшейся от изрядного глотка пива; мне, нормальному мужику, вовсе не требуется ничего в этом роде! Противно, что это манекенообразное существо за идеал выдается и многими за этот идеал принимается. В этой последней фразе чудится общественно полезное служение. Тяга к нему. Но отнестись к такой тяге всерьез – все равно что полагать, будто для, к примеру, Бонда обязанности санитара леса, возложенные на него сценарием, смысл жизни.

Потому что для нас, бондоманов, 007 – вовсе не идеал и не кумир, а игра. Почти на уровне компьютерной. Ощущение усиливается с тех пор, как иссякли романы Флеминга в качестве сценарного материала, и теперь фрагменты классического повествования лишь маячат время от времени среди новых измышлений, как атавизмы первого уровня сложности на последующих.

Так бывает, когда идешь по улице с саундтреком недавно увиденного фильма в ушах. За Кремлевской стеной легко воображается глава КГБ генерал Гоголь, который еще не знает, что вскорости будет сменен генералом Пушкиным. В каждом встречном японце с видеокамерой при желании заметен прислужник Голдфингера; за ним можно даже некоторое время пройти проследить – куда идет, собственно, по моему городу? Где-то бродит пока еще невидимый, но непременный монстр с железными зубами или гипертрофией еще какого-нибудь органа, который в конце концов скрутит Бонда, но Бонд потом сбежит.

О женщинах и говорить не хочется. Женщины всегда случаются, и их даже иногда бывает много; это как раз не игра, это то немногое, что в фильмах о Бонде действительно жизненно. Друг или враг, с любовью или похотью, с пистолетом или без, но с предсказуемым финалом – все, как по правде бывает.

Только одно качество Бонда способно сделать его кумиром – ирония. Это когда он в своем костюме от Brioni падает в воду, а вылезая, первым делом поправляет галстук. Это его бесконечные разговоры за жизнь во всем многообразии ее уничтожения с сутуловатым оружейником Кью. Нам тут всегда бросалось в глаза, насколько забавными в бондиане выходят русские, а ведь на самом деле столь же потешает англичан их премьер-министр, время от времени появляющийся со срочными распоряжениями. Не говоря уже о том, каким сарказмом полнится любое изображение американцев.

Но моему другу-бондоненавистнику этого не объяснишь. И лень, и не надо, с другой стороны. Что сделаешь, если нравится человеку к жизни относиться серьезно, слишком серьезно?

Наталья ПАКУЕВА:

— НЕТ ТАКОГО типажа, манеры себя вести, способа причесаться, чтобы попасть к Бонду в девушки. Нет даже определенного отношения к главному герою: можно быть Бонду другом или врагом, соратником в борьбе или, как это водится среди нашей сестры, суетливой помехой – и все равно все это называется «девушка Бонда». Это и есть настоящее, человеческое отношение к дамам, слабым и сильным.

Потому что типажность на самом деле убийственная вещь. И после подиумов, на которые так приятно пялиться время от времени, но только время от времени, синематограф – вторая вещь, которая давит на выносливую женскую психику с неослабной силой. В первом случае рано или поздно тебя посещает мысль, что ты – окончательно не модель: тебе, скорее всего, уже не двадцать и фигура, даже если она и безупречна, все равно жертва непрекращающихся попыток там подтянуть, а тут сбросить. Женщины, как известно, подразделяются на тех, кто недовольны своей грудью, и тех, кто недовольны своей грудью и хотели бы сделать операцию по ее улучшению. Даже не помню, где и когда я вычитала эту зловредную формулировку, но ведь правда.

Кино – другая крайность. Моделям, слава богу, не всегда хватает иных, помимо ног и плеч, талантов, чтобы там сниматься. Однако и оно внедряет в мужские и женские, без разбора, головы, как должна выглядеть настоящая, идеальная женщина. В качестве примера приведу сугубо спортивное воспоминание: на Олимпиаде в Нагано, это было четыре года назад, я не сразу разобралась, чем же так привлекает внимание сектор, где располагались жены русских хоккеистов. Они посещали все матчи сборной России, без изъятия. В какой-то момент я вдруг поняла, что все они – блондинки. Крашеные и природные, очень красивые и красивые терпимо, стройные и пополнее. Одна брюнетка все-таки нашлась потом, только одна: это была мама хоккеиста Яшина.

Типаж киногероинь, конечно, разнообразен. Пенелопа Круз, Кэмерон Диас, Гвинет там Пэлтроу. У каждой есть более или менее активные поклонники, которым нравится одно и не нравится другое. Фильмы бондианы выстроены совсем иначе: вокруг главного героя, который является средоточием всех симпатий и который теперь (Броснан-то пятый исполнитель) тоже многолик, так вот – вокруг него существует множество весьма разнообразных дам. Различия бросятся в глаза, даже если их по олимпийскому примеру всех обрядить в одинаковую форму и усадить рядком.

Женщин, окружающих Бонда, можно к нему ревновать, за них можно болеть, желая, чтобы они в конце концов тоже оказались счастливы при исполнении, так сказать, своей мечты. А сам он являет пример рачительного пользования всей этой малиной. Ну и пусть, что сегодня одна, а завтра другая. Между сериями, в конце концов, проходит по многу времени. Мало ли что могло случиться!

А что нет свадьбы в финале, так ведь это и есть настоящий хеппи-энд. Ну правда же, не кривлю душой. Ну никогда, ни одной минуты не сочувствовала вечной секретарше Манипенни!

Бонд — холостяк. И это настоящий хеппи-энд!


Источник: sports.ru

The following two tabs change content below.
Главный редактор сайта RSG iRadio с 1994 года. Музыка, содержание, работа с клиентами... Все для вашего хорошего настроения и комфортной навигации.
Поделиться страничкой на:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

14 − семь =