Елена Скрипель: в Украине очень много тренеров, которые хотят поработать в белорусской гимнастике, но мы хотим подготовить своих

На пост главы Белорусской ассоциации гимнастики Елену Скрипель выбрали безальтернативно. За следующие четыре года, надеется Елена Альбертовна, претендент появится, но пока все непростые задачи предстоит решать ей. Задачи непростые. Меньше, чем через полгода, Минск пример II Европейские игры, на которых гимнастические виды будут представлены в максимальном объеме. В 2020 году — Олимпиада. С предыдущей представители ассоциации вернулись с золотом батутиста Владислава Гончарова. На подопечных избранной одним из заместителей председателя БГА Ольги Власовой главные надежды будут и на предстоящих стартах. На противоположном полюсе – спортивная гимнастика. О ней во время отчетно-выборной конференции Елена Скрипель говорила больше, чем об остальных входящих в структуру БГА видах, а просьба поделиться планами на предстоящие четыре года немного неожиданно обернулась обстоятельным и откровенным разговором.

— За те четыре года, что я руковожу Белорусской ассоциацией гимнастики, самым значимым достижением для меня стало то, что нам удалось изменить сознание людей в спортивной индустрии. Было, конечно, и много спортивных достижений, многие наши тренеры и спортсмены проявляли лучшие качества. Все ведь следили за выступлениями Екатерины Галкиной и Влада Гончарова. Мне повезло, что на время моего руководства БГА пришлось появление Дворца гимнастики, было начато строительство Дворца батута в Витебске. Скоро в столице появится новый офис ассоциации гимнастики. Но перемены в людях – это главное.

— Если в прыжках на батуте, художественной гимнастике или даже акробатике дела у нас выглядят хорошо, то в имеющей богатые традиции спортивной гимнастике ситуация куда сложнее. Как вы собираетесь ее исправлять?

— В первую очередь, нужно заняться повышением квалификации тренеров. Пока подготовка большинства из них не соответствует уровню, который в нынешних условиях мог бы давать высокие результаты. Мы консультировались с прилетавшей в Минск пятикратной олимпийской чемпионкой Нелли Ким, которая сегодня занимает пост вице-президента Международной федерации гимнастики, разговаривали со здешними специалистами. Ищем варианты и намерены повышать квалификацию тренеров не просто теоретическими занятиями, а приглашать признанных специалистов, которые способны рассказать и о теоретической стороне работы, и провести мастер-классы. Например, я просила о проведении подобных мастер-классов Нелли Ким, которая очень хорошо знает все нюансы исполнения тех или иных упражнений.

Второй важный момент – дети. Я не согласна, что у нас никто не хочет заниматься гимнастикой. Дети есть, я вижу, какие активные у них родители, как они борются за тренеров или время в зале. Но систему подготовки нужно хорошо организовать и поднять уровень республиканских соревнований. Не должны здесь кому-то ставить заведомо высокие оценки, чтобы ребенок или даже кто-то из взрослых спортсменов смог поехать на международные соревнования. Наоборот, на республиканском уровне выступления гимнастов нужно оценивать строго. Как, например, это делают в Японии: там споры между клубами носят очень серьезный и принципиальный характер. Этого, плюс популяризация, будет достаточно для эффективного развития. Мне рассказывают, что, дескать, в гимнастике нет денег, а у кого-то есть, но я знаю, что это неправда. Все есть. Просто здесь несколько иная, чем в Америке, система. Кстати, более легкая. В Беларуси для любого тренера календарь расписан на год вперед, и он знает, что получит деньги на те или иные соревнования. Вложения должны приносить соответствующую отдачу, а средства можно найти. Мы привлекаем спонсоров, делаем все для оказания оперативной качественной медицинской помощи, быстро привозим все необходимые фармакологические препараты. И, кстати, я вижу, что в последнее время люди, работающие в гимнастике, стали более активными, у них появились вера и интерес.

— Во время отчетно-выборной конференции вы говорили о том, что высококлассные специалисты уходят работать в частные клубы и школы…

— Да, нужно еще немного поработать с фондом заработной платы, и новому директору РЦОП – Екатерине Колмогоровой – я уже поставила задачу оценить, как в гимнастике оплачивается работа тренеров. Есть ли среди них действительно талантливые специалисты, которым нужна материальная поддержка? Мы будем искать варианты сделать это на законных основаниях, и такие шаги должны решить проблему оттока кадров. Тренеры ведь уходят потому, что в частных клубах им больше платят. При этом, замечу, мы даем частным клубам возможность пользоваться нашими помещениями, залами, причем на очень льготных условиях. Развитие спорта и оздоровление детей – это хорошо, но нельзя одно строить, а другое при этом ломать. Мы будем поддерживать частные клубы, но нужно вместе делать так, чтобы хорошие тренеры не уходили из большого спорта.

— Выходит, сейчас частные клубы в какой-то мере мешают развитию гимнастики?

— Я бы так не сказала. В конечном счете, определяющие факторы все равно конкуренция и рынок, а каждый человек выбирает место, где ему лучше. Но даже в нынешних условиях есть много специалистов, которые не уходят в частные клубы, а продолжают работать на результат. Да, за частными клубами огромное будущее, но они должны не только решать свои «узкие» задачи, но работать, как спортивные школы, над решением более глобальных проблем. Если вы привлекаете к себе хороших тренеров, то ищите талантливых детей, готовьте их, передавайте в национальную сборную. Таким клубам можно и льготные условия обеспечить, и площади предоставить.

— Подготовка тренеров – процесс не быстрый, а результат нужен уже сейчас. В программе II Европейских игр гимнастические виды занимают чуть ли не четверть расписания, нужно отбираться на Олимпиаду 2020 года…

— Насколько мне известно, в планах на 2019 год у спортивной гимнастики нет медальных планов. Речь о каких-то промежуточных местах: стоит задача приподнять этот вид спорта немного выше. С другой стороны, мы ведь не с нуля работу начинаем. Сколько можно объяснять все тем, что в 90-х из Беларуси уезжали тренеры? Во-первых, не все уехали, во-вторых, с тех пор появлялись новые. В том числе и молодые. У белорусов есть такая черта: нехватка амбиций и веры в собственные силы. Я даже по своему бизнесу сужу. Старшее поколение должно давать молодым шанс проявить себя. Вспомните, сколько наших специалистов уезжали за границу и там раскрывались, становились хорошими тренерами. Значит, были способны, но не хватало амбиций. При этом за границей им нередко приходилось оборудовать свои залы, вкладывать деньги, брать кредиты, жить в стесненных условиях и при этом не на родине. Выходит, на каком-то этапе им просто нужно было дать толчок, сказать: «Мы в тебя верим, мы поможем, у тебя должно получиться!» В женской команде у нас уже сейчас видны очень хорошие сдвиги. Даже Нелли Ким звонила с чемпионата мира в Дохе: «Приехала совсем другая команда!»

— Девушек ведь тренирует украинский специалист Сергей Гуцула. Быть может, есть идеи пригласить и других тренеров из-за границы?

— Мы рассматриваем несколько кандидатур. Тех, которые не очень именитые и дорогие, но у которых есть опыт и желание работать. Кстати, очень много желающих поработать в белорусской гимнастике есть в Украине.

— Там проблемы в гимнастике?

— Мы не пытаемся копаться в деталях и выяснять какие-то болезненные вопросы. Но видим, что многим хотелось бы жить в Беларуси, им нравятся созданные здесь условия, тренеры чувствуют, что они здесь нужны. Многие тренеры из Украины хотят переехать жить в Беларусь.

— А что по поводу приглашения спортсменов?

— Пока таких планов нет. С другой стороны Андрей Лиховицкий в свое время переехал, принял белорусское гражданство, а сейчас и вовсе тренируется и живет в Германии. Он является лидером нашей сборной, но при этом мы, фактически, ничего не тратим на его подготовку. Важно понимать и то, что в гимнастических видах сейчас очень выросла конкуренция. Посмотрите, что творится в художественной гимнастике: все вдруг словно проснулись! И это при таких сложности и травматичности. У нашей Алины Горносько травма на травме. Я ведь недаром много говорила о врачах и современной фармакологии. Если не будет специалистов и согласованности в действиях, никакие залы не помогут.

— Кстати, о залах. В Минске закрывается зал школы «Кольца славы». Зал в Доме офицеров, судя по всему, также потерян для гимнастики. Как решать эту проблему?

— Вопросом зала в Доме офицеров мы еще занимаемся. Это все-таки министерство обороны, им нужно готовить своих спортсменов, проводить тренировки по единоборствам. Но в любом случае, думаю, этот зал не будет для нас потерян. Он просто будет перенесен на другие площади.

— Вы анонсировали строительство офиса БГА возле нынешнего Дворца гимнастики. Быть может, там предусмотрено и строительство зала?

— Нет, там появится очень красивое офисное здание, в котором треть помещений будет принадлежать Белорусской ассоциации гимнастики. Отдельный блок. Мы привлекли итальянское бюро, они представили красивый проект. К слову, это же бюро проектировало здание «Газпрома» в Москве, ресторан «Мансарда»… В Минске складывается интересная тенденция в этом месте: на берегу реки расположились федерации футбола, хоккея, гребли, биатлона… Как в Швейцарии. Строительство залов гимнастики пока не предусмотрено, но я считаю, что с ними и сейчас ситуация не катастрофическая. К тому же после II Европейских игр останется много оборудования, мы собираемся распределить его между спортивными школами в областях. Если посмотреть отчеты, в Беларуси достаточно много гимнастических школ, просто их нужно правильно использовать. Возвращаясь чуть назад, замечу, что частные клубы эти залы находят и арендуют. И, что характерно, всем хватает места. Если бы зал был полностью заполнен группами спортивных школ, вряд ли бы нашлась возможность сдавать его в аренду. Дело в том, что люди часто ищут повод свалить ответственность за отсутствие результатов на какие-то обстоятельства. Когда есть желание, можно и тренеров найти, и детей и залы или прийти ко мне в ассоциацию и сказать: у меня такие талантливые тренеры – нужно их поддержать. В том числе и материально, чтобы они себя комфортно чувствовали. Кушать-то надо, в магазинах цены все видели. А сколько на детей уходит эмоций! Просто подходить нужно индивидуально. Это ведь люди. У одного такая психология, у другого – другая. Как правило, талантливые люди очень своеобразны. Тренерство – это ведь творческая профессия. Хорошие и покладистые редко дают результат. Дают результат люди с характером, часто — весьма непростым. Есть у нас, например, Виктор Дойлидов. Замечательный человек и профессионал, но к нему нужен подход. При этом умеет находить для спортсменов такие слова, что они буквально загораются. Он – артист на тренировке, и это гораздо лучше, чем тихо проспать все время на каком-то заседании. Все зависит от людей, и поэтому нельзя всех грести под одну гребенку и огулом вбрасывать деньги.

— Во время отчетно-выборной конференции вы сказали, что в список видов, спорта, которые входят в Белорусскую ассоциацию гимнастики, добавится паркур. Это уже точно?

— Да, мы его включаем. Это решение было принято всего несколько дней назад. Насколько я понимаю, будут и мужские, и женские соревнования, хотя в художественной гимнастике мужчины тоже скоро могут появиться.

— И в Беларуси?

— Этот вопрос обсуждается. В синхронном плавании, например, смешанные пары уже выступают, потому что в противном случае есть риск исключения из олимпийской программы. Однажды я наблюдала мужскую художественную гимнастику. Японцы показывали. Знаете, все было очень по-мужски. Так что все возможно.

The following two tabs change content below.
Поделиться страничкой на:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.