Евгения Образцова

Прима-балерина Большого театра Евгения Образцова в эту пятницу станцует в Москве впервые после перерыва. По этому поводу мы представляем интервью о новом витке в карьере Евгении, отношении к профессии и планах на будущее.

Bi: Мы встретились с Вами по радостному поводу – после большого перерыва вы первый раз выходите на сцену в Москве на Christmas Ballet Gala. Что вы будете танцевать, и насколько это волнительно для вас?

ЕО: Я начну не с самого сложного номера – балета «Видение Розы». После возвращения это, на мой взгляд, оптимальный репертуар, который можно было выбрать. Он по-своему сложный, конечно, но это не так утомительно, как танцевать двух- или трехактный балет. Безусловно, я волнуюсь, но не так, как если бы это был большой спектакль. И потом, я уже попробовала свои силы на гастролях в Самаре и в Пекине.

Bi: Да, и в Пекине у Вас был довольно сложный репертуар – «Бриллианты», «Щелкунчик»…

ЕО: Выбор делала не я, а мой партнер Семен Чудин (прим. ред. премьер Большого театра). Нашим общим выбором был только номер «Соната» Уве Шольца, потому что мы танцуем его вместе и очень любим его. Остальной репертуар выбирал Семен, и мне пришлось подчиниться (смеется). В то же время классика – это хорошо для вхождения в форму, мне это помогло, сейчас я увереннее себя чувствую.

Bi: Наверное, стоит разъяснить читателям, почему в вашей карьере был такой перерыв – недавно вы стали мамой двойняшек, что делает Вас просто балериной-героиней, ведь балерины нелегко решаются на беременность. Расскажите, каково это – быть мамой двойняшек?

ЕО: В первую очередь, это было неожиданно, и по сей день я не могу с полной уверенностью осознать себя в новой должности, до конца я еще не понимаю этой ответственности. Я потерялась в каком-то пространстве…

Как бы сказать, не обидев никого? Мы, балетные, довольно долго остаемся детьми. Очень трудно взять и сказать себе, что я повзрослела, готова к чему-то. Забавно, что когда я думала о том, что хотела бы стать мамой, я разговаривала об этом со своим педагогом из Санкт-Петербурга Эльвирой Тарасовой, я ей все время говорила: «Вы знаете, я чувствую себя таким ребенком», а она мне ответила: «Ты знаешь, ты никогда не почувствуешь себя взрослой, у нас такая профессия. Но время может уйти, оно может уйти настолько, что ты уже ничего не вернешь. Не будет никогда никакого прозрения, что ты готова быть мамой. Не будет». И я тогда задалась вопросом, что может быть важнее, чем материнство? Спектакли, балет, успех, запах кулис, такой родной и приятный, – это все когда-то пройдет, но самое главное останется, и жизнь будет счастливой.
_21A8705-Edit

 «Сейчас главное для меня – это дети, и я понимаю, что к профессии можно было относиться намного проще и раньше».

Bi: Можно сказать, что появление детей сподвигло вас больше думать о будущем – о том, что будет после балета?

ЕО: Конечно. Мне кажется, что до того, как я стала мамой, мои мысли были всегда ограничены рамками профессии. Мне казалось, что когда закончится балет, – закончится вся моя жизнь. Когда мне задавали вопрос, чем я буду заниматься после окончания карьеры, мне ничего, кроме балета, на ум не приходило, хотя увлечений у меня не так уж мало. Например, мне нравится рисовать, придумывать одежду. Я этим увлекалась, пока была в декретном отпуске, даже научилась шить. С появлением детишек, казалось бы, времени, жизненных сил и эмоций должно стать меньше, а случилось наоборот. Появилось больше творческого интереса, возникло ощущение, что нужно побольше успеть, выбрать правильный путь и следовать ему. Дети дают новые силы и новый толчок творчеству.

Bi: Часто говорят, что у балерин после появления детей меняется танец, не говоря уж об отношении к профессии или прочтении ролей… У Вас есть такое ощущение?

ЕО: Пока я затрудняюсь ответить на этот вопрос, потому что до конца я еще не вошла в свой прежний репертуар. Но знаю точно, что отношение к профессии стало проще. Я не стала менее ответственной, зато стала более спокойной. И я сейчас я замечаю, что раньше я тратила много сил на то, что совсем не стоило того. Сейчас главное для меня – это дети, и я понимаю, что к профессии можно было относиться намного проще и раньше, но должно было произойти что-то, что заставило бы меня сделать переоценку ценностей. А, может быть, просто пришео опыт, которого у меня просто не было в 18 лет?

Bi: Но ведь профессия требует больших затрат времени, те же гастроли, как это все совмещать?

ЕО: Это было бы невозможно без моей мамы и мамы моего супруга. У нас две замечательные бабушки, у которых, к счастью, есть дедушки. Есть два ребенка и на них по два воспитателя (смеется). Поддержка родителей очень важна.

dsc00530-edit-edit

Bi: Если я не ошибаюсь, вы выросли за кулисами. Как думаете, ваши дети тоже будут театральными?

ЕО: Честно говоря, когда я в детстве была за кулисами это было не потому, что мама хотела мне привить любовь к театру, а потому что меня просто не с кем было оставить. С восьми месяцев я была в театре. Там я познавала мир, и, если бы меня спросили, хочу ли я, чтобы мои дети развивались также, я бы ответила – хочу, потому что мир закулисья очень интересен. Но, с другой стороны, времена изменились, даже атмосфера в театре теперь другая.

Хотя, признаюсь, у меня остались настолько яркие впечатления о моем театральном детстве, что мне часто снится один и тот же сон – я, малышка, брожу одна по Малому театру. Наверное, мое детство повлияло на мое желание быть в этой профессии – в театральной профессии. Хотела бы я, чтобы дети были именно в балете? Я не могу сейчас сказать, но если у них будет такое желание, то я его поддержу.

«Оглядываясь назад, я вижу, что сделала очень много, но время летит так быстро, и я даже не успеваю осознать, что прошло 15 лет, как я на сцене!»

Bi: Говорят, тело становится новым после рождения ребенка?

ЕО: Да, новое.

Bi: И как же это – начинать все заново?

ЕО: Как после отпуска: все слабое, но не могу сказать, что есть ощущение, будто впервые занимаешься балетом. Нет, до такой степени не дошло, у меня во всяком случае. Я встала к станку, ощутила, что физически не сильна, почувствовала мышечную слабость, но шаг за шагом ты снова начинаешь крепнуть… Я уже не в первый раз восстанавливаюсь, подобное уже было после травмы. После декрета просто все тело немного иное, его нужно восстановить, тренироваться, заниматься классом, немного ходить в спортзал, укреплять себя, чтобы вернуться в ту форму, в которой была.
_21A9820-Edit
Bi: У каждой балерины в жизни происходит переломный момент. Можно ли сказать, что у вас он наступил сейчас: часть пути пройдена, большая работа проделана. Не только потому, что Вы вышли после декрета, но потому что повзрослели?

ЕО: Конечно. Оглядываясь назад, я вижу, что сделала очень много, но время летит так быстро, и я даже не успеваю осознать, что прошло 15 лет, как я на сцене! Кажется, я только вчера пришла в театр, я еще могу себе что-то простить, я еще вырасту, а, на самом деле, это уже неправда. Уже середина – опыта стало больше, но времени стало меньше.

Bi: Сейчас немного изменилось отношение к возрасту, и балерины дольше танцуют.

ЕО: Да, это так, да и потом, тело так индивидуально: кто-то выглядит молодо в 45 лет, а кому-то в 35 уже лучше не выходить на сцену. Нужно просто здраво на себя смотреть, адекватно оценивать себя со стороны.

Bi: Когда вы начинали танцевать, у вас были люди, на которых Вы ориентировались. А сейчас вы сами для многих молодых балерин являетесь примером. Задумывались ли вы об этом?

ЕО: Действительно, у меня были кумиры, и они и сейчас остались, я не изменяю своим правилам. Может быть, сейчас я стала больше смотреть старых мастеров, больше уделяю внимания нюансам, тонкостям. Такое возвращение к истокам, я стараюсь почерпнуть оттуда лучшее и поражаюсь, насколько язык жестов был изысканным, как все было продумано до мелочей. Сейчас на эти мелочи артисты могут не обратить внимания.

Bi: Вы были приглашенной балериной в Королевском балете театра Ковент-Гарден, это сотрудничество будет продолжаться?

ЕО: Я надеюсь, что будет. Надо сейчас прийти в себя, вернуться с уверенностью в свой репертуар. С Ковент-Гарденом была очень хорошая и интересная история, началось все со «Спящей красавицы», и, надеюсь, что логическим продолжением будут еще балеты, например, балеты МакМиллана.

Bi: Лет 15 назад вышел фильм «Балерина», в котором вы также снялись, в роли начинающей балерины. Вы начинали в Мариинском театре при Махаре Вазиеве, если я не ошибаюсь, и сейчас он работает в Большом театре. Это как-то Вам помогает?

ЕО: Честно говоря, я очень рада, и мне это помогает. Такое чувство, будто ты давно знал человека, потом на какое-то время его не было в твоем поле зрения, а потом вы снова встретились и сотрудничаете. Это здорово и придает сил. Мне нравится атмосфера, которая сейчас сложилась в Большом театре. Я соскучилась по времени в Мариинском театре, когда там был Махар Вазиев, это было интересно!

Bi: Он давал дорогу молодым талантам, и вам в том числе…

ЕО: И тогда, и сейчас! Я прекрасно помню тот день, когда он меня принимал в театр – это было во многом и его решение. Я была около месяца в театре, только переступила порог, а он подошел ко мне и сказал: «Я видел тебя на выпускном спектакле в роли Золушки и увидел Джульеттой, подготовь эту роль». Это было такое потрясение, я как стояла, так и осталась стоять. Он же меня определил к Нинель Александровне Кургапкиной, а это была судьбоносная встреча! Наверное, не будь этого, не началась бы карьера с «Ромео и Джульетты», не было бы в моей жизни такого мастера, как Нинель Кургапкина. И мне бы хотелось такого же яркого продолжения!

Bi: Как можно охарактеризовать сегодня Евгению Образцову тремя словами?

ЕО: Я люблю жизнь!

_21A9206-Edit

 

Мы благодарим за помощь в организации интервью Christmas Ballet Gala и Международный Центр Балета.

The following two tabs change content below.

Latest posts by Алиса Асланова (see all)

Поделиться страничкой на:
  • 1
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Leave a Comment

шестнадцать + семнадцать =