Гимнастка Мамун: после ЧМ мечтала только об одном – хорошо отдохнуть

Ее ласково называют Бенгальской тигрицей — не только за корни отца-бенгальца, но и за впечатляющую пластику и грацию на ковре. Ее связывает настоящая дружба с главной конкуренткой за место лидера сборной — Яной Кудрявцевой. Семикратная чемпионка мира по художественной гимнастике Маргарита Мамун отмечает 1 ноября свое двадцатилетие.

В эти дни спортсменки уже приступили к подготовке к новому сезону и работают над постановкой олимпийских программ. В интервью корреспонденту «Р-Спорт» Елене Соболь гимнастка Маргарита Мамун рассказала, какие впечатления оставил завершившийся спортивный сезон, в котором она завоевала два золота на главном старте в Штутгарте, а также о строгой дисциплине и труде гимнасток, о теплых отношениях с тренером Аминой Зариповой, о своей бенгало-русской семье и мечтах о будущем.

Говорили друг другу, что справимся

— Главным стартом завершившегося сезона стал предолимпийский чемпионат мира в Штутгарте. Спустя некоторое время как оцените его итоги?

— В многоборье, конечно, обидно за ленту было (из-за которой стала второй), но в целом я довольна. Этот чемпионат мира был довольно-таки сложным, потому что он квалификационный. С самого начала не задалось, мне пришлось выбираться из того, что сделала в первые два дня. Шла борьба за попадание в квалификацию. Трудный турнир получился и эмоционально, и физически очень напряженный. Но тренеры нам говорили, что все предолимпийские «миры» всегда такие. На это мы и настраивались.

— Что случилось с лентой? Амина Василовна Зарипова сказала, что ошибка была чисто техническая…

— Да, у меня в начале упражнения лента, свернутая в трубочку. И ленточка не раскрылась до конца. Потом я пошла на мастерство и потеряла предмет — тело пошло раньше, чем лента прилетела в руку, и я взяла её не за палку, а за кусок ткани. Она прилетела позже, и это была не психологическая ошибка. Из-за этого дальше все пошло не совсем так.

— Вы действительно никогда не следите за тем, на каком месте идете в многоборье?

— Да, обычно мне никогда не говорят, какой я иду: «Оценки не слушай». И в финале многоборья на чемпионате мира я даже не знала. После второго вида, я же выступала первая, думала, что меня вызывают на площадку, а оказалось потом, что это я лидировала. Вот тогда услышала, а после третьего вида уже не знала. Ну и на четвертом выходила, тоже не зная. Мне так комфортно, я стараюсь слушать свое тело, понимать, что происходит, оценивать ситуацию. Главное — хорошо выступить.

— Приятно, что в личных видах в этом году три российские спортсменки — вы, Яна Кудрявцева и Саша Солдатова, собрали все возможное золото и серебро?

— Да, получилось вот… А в прошлом году нам с Яной даже удавалось поделить золото! В этот раз тоже могли быть подобные ситуации, но судьи оценивали вплоть до сотых и тысячных, чтобы разница была. В целом мы рады, это огромная заслуга наших тренеров, и главное — Ирины Александровны Винер-Усмановой, главного тренера.

— У Яны Кудрявцевой тоже непростая ситуация случилась, когда на главном старте она выступала с травмой… А потом еще и перенесла операцию. В Штутгарте поддерживали друг друга?

— Естественно! Мы говорили друг другу, что мы сможем и что мы справимся, мы, конечно же, дойдем до конца! Мы вместе проходили еще и не такое, а впереди нас ждет олимпийский сезон!

— О котором пока не думаете?

— Ну, пока мы отдыхали и думали о новой программе. Финал Гран-при в Брно был заключительным стартом, тогда силы еще оставались — после чемпионата мира уже какое-то облегчение, выступаешь для себя, в удовольствие, когда главные задачи выполнены.

— Амина Зарипова говорила, что к олимпийскому году вы обновите все программы. А бывает такое, что что-то западает в душу до такой степени, что даже менять не хочется?

— Было такое в прошлом году! Упражнение с мячом не хотелось менять. В этом году, наверное, обруч под Oblivion Гидона Кремера не хочется менять. Но нам не нужно останавливаться, сделаем новое, будет что-то другое, интересное.

— Один из самых интересных купальников, который когда-либо видела, это как раз ваш купальник под обруч, на котором сидят бабочки.

— Это мой любимый на данный момент. Но мы вряд ли оставим его на следующий сезон. Может быть, только в самом начале сезона, если будет подходить под музыку. А ближе к середине сезона уже будут сшиты новые. Но все будет зависеть от того, как ляжет на музыку. Например, купальник, в котором я выступала в прошлом году программу «Спартак» с обручем, я надевала и в позапрошлом сезоне. Потому что он подходил и под то, и под другое, и мне он тоже очень нравился.

We will rock you!

— Наверняка у вас особые отношения с музыкой.

— Без музыки не могу. Наверное, судя по моим упражнениям, это можно сказать. Нет у меня такого, что нравится какая-то определенная музыка. Мне нравится и медленная, и быстрая, и печальная, и странная… Мне нравятся все направления!

— Интересно с этим экспериментировать на ковре, воплощать разные образы?

— Да, конечно!

— Есть какой-то образ, в котором вы себя никогда до этого не представляли?

— Не знаю… Хотели взять в прошлом году под обруч We will rock you (смеется), но не было одобрения от Ирины Александровны (Винер-Усмановой), она сказала: «Вы что»! Просто Ирине Александровне сама эта песня не очень нравится, а нам с Аминой Василовной очень нравится. Это что-то известное всем, она заводит публику. Мне кажется, весь зал так и хлопал бы под этот ритм. Может быть, еще получится сделать…

— Выходя на ковер, олимпийская чемпионка Алина Кабаева всегда улыбалась. На чемпионате мира, например, далеко не все гимнастки улыбаются. Вас этому учат?

— Меня этому учили. Потому что с детства я была скромная и зажатая. И когда я перешла в центр олимпийской подготовки к Наталье Валентиновне Кукушкиной, она из меня это стала вытаскивать. Потом она передала меня Амине Зариповой, а Амина Василовна — еще более эмоциональный человек. Она мне говорила: «В тебе это есть, ты должна это делать». Например, посмешит меня, я буду хохотать, и она скажет: «Вот так ты должна делать в упражнении». А я не могла себя заставить это сделать… Вот так вытаскивали из меня это. А потом, со временем, стало не нужно этого делать.

— Получается, гимнастика дарит девушкам не только отличную фигуру, пластику, но еще и эмоции, характер?

— Конечно! Закаляет меня. Не знаю, каким бы я была человеком, если бы не занималась художественной гимнастикой. Мне кажется, гимнастика меня раскрыла как личность, как человека.

— В какой момент это почувствовали?

— Наверное, когда перешла на мастерскую программу, это был 2011-12 год.

— Вообще действительно говорят, что вы — тихая и скромная в жизни, не такая, как порой на ковре.

— Тихая, скромная, да.

— Но все равно порой не верится, если честно.

— Мне и Ирина Александровна всегда говорила: «Не дай понять зрителям, какая ты есть на самом деле». Это как актерское мастерство. Также, когда тяжело, когда что-то не получается на тренировках, часто очень приходится надевать маску на лицо. В голове одно, на лице — другое.

— И на пьедестале почета вы иногда стоите с серьезным лицом… Вот, например, даже в последний день чемпионата мира в Штутгарте, когда, казалось бы, все было позади.

— Это уже была усталость, были зажаты, и было трудно себя отпустить. В тот день я до пяти утра не могла уснуть, поспала всего два часа, проснулась и пошла гулять.

— А можете, например, буквально прыгать от радости?

— Да, такое было как раз тогда после награждения, когда мы пошли домой. Сначала посидела, потом, вроде, отлегло. Включили музыку, потанцевали, у Яны даже было видео в Instagram. И потом уже — да. Мы рады были, конечно, просто сначала не верится. Даже через несколько дней мы с Яной спрашивали друг друга: «Ты веришь, что все закончилось»? Казалось, что опять в зал поедем. Потому что чемпионат мира — это такой длинный марафон, а еще и до этого были тренировки утром и вечером, соревнования были до этого. Очень долгий старт.

Об отдыхе, диетах и дисциплине 

— Яна рассказывала, что вы с ней любите помечтать в минуты отдыха в Новогорске.

— Да, бывает: «Рита, ты меня пригласишь на свою свадьбу? А ты будешь моей свидетельницей? А какое ты хочешь платье? А куда ты хочешь потом отдыхать поехать?» Ну и вот такое все… «А что будет, когда мы закончим карьеру? А как назовем детей?» И начинаем смеяться, придумывать всякие имена.

— А какая мечта — самая желанная?

— Не знаю… После чемпионата мира это была, конечно, мечта об отдыхе. У нас «большой» отдых вообще — это максимум десять дней. Не так, как в других видах спорта. Читаю синхронисток наших, у них чемпионат мира в Казани закончился, весь сентябрь и август они отдыхали, и на сбор, кажется, только в октябре отправились. Если нам дать такой отпуск, то все, мы уже не согнемся, нам придется полгода… Я утрирую, конечно, но очень тяжело начинать после такой паузы. Мышечная память проходит в нашем виде спорта очень быстро, к тому же надо себя постоянно в форме держать. Потом просто тяжелее начинать. Так, наверное, во всех видах спорта, но у нас тем больше, потому что у нас растяжка.

— Насколько тяжело держать себя в форме? Думаю, многие девушки интересуются, как гимнасткам удается так здорово работать над своей фигурой.

— Со своим весом я часто работаю, чего, например, нет у Яны Кудрявцевой и Саши Солдатовой. Но я их старше, у меня как раз такой тяжелый период наступает. Тяжело еще, когда у нас идут постоянно соревнования, следить за весом, тяжело не есть, потому что нужны силы. Надо стараться привести себя в форму до соревновательного периода, который у нас идет почти весь год… Тяжело с этим, конечно.

— Правда ли, что иногда не едите почти ничего, только кефир, например…

— Нет, не кушать мне не разрешают, надо есть всегда хоть что-то, по чуть-чуть, в меру. Главное — есть, потому что силы нужны. Тем более что мы постоянно в зале, такая большая нагрузка.

— Сладкое себе позволяете?

— Да, иногда да. Главное — в меру.

— Помню истории, когда кто-то в Новогорск тайно проносил шоколадки…

— Такое бывало, но чем строже следят, тем больше хочется. У меня такого нет, мне разрешают. И без шоколада я не могу жить! Но бывает и такое, что перед соревнованиями нельзя, а после уже не хочется. У нас после чемпионата мира такое было…

— В Новогорске вообще, наверное, очень жесткая дисциплина?

— Ну да. Отбой есть, нас ходят, проверяют, несмотря на то, что мне уже 20 лет… (смеется). Иногда бунтуем, сопротивляемся, но все мы понимаем, что это нам надо, что это для нас стараются.

— Это привычка с детства — следовать распорядку дня?

— Да нет, я в Новогорске с 14 лет. Но в детстве было еще хуже, потому что я в 8:30 шла в школу, где была до двух, потом тренировки до 7-8 часов, потом уроки и быстро спать. И каждый день одно и то же. А потом с седьмого или восьмого класса, уже не помню, перешла на экстернат, и уже с 8:30 шла не в школу, а в зал на хореографию. И уже было по две тренировки в день, но так было намного легче. Хоть я и очень сопротивлялась, не хотела «бросать» школу, для меня это было как-то… А потом втянулась. Потом было тяжело уехать из дома в Новогорск, когда я там никого не знала, и тренер там был не мой.

Про тренера, семью и традиции

— В какой момент гимнастика стала для вас серьезным делом с перспективой стать главным делом жизни?

— Лет в 12, думаю. Стоял вопрос: заканчивать или нет. И мы с мамой приняли решение пойти в центр олимпийской подготовки, где меня и взяла Наталья Валентиновна Кукушкина. Она, можно сказать, сделала из меня человека, столько в меня вложила! А потом передала Амине Василовне, и она еще больше работала со мной.

— Со стороны кажется, что у вас замечательные и очень теплые отношения сложились с Аминой Василовной.

— Да, так и есть.

— Причем кажется, что ей не нужно вас заставлять, а что все складывается на взаимопонимании.

— Мне очень повезло с этим.

— Так сразу было?

— Нет, не сразу. Мы стали тренироваться, когда у Амины Василовны еще была Яна Луконина. Я была младше, со мной не так работали, потому что Яна как раз готовилась к чемпионату мира. И со мной были отношения больше как «тренер — гимнастка». Сейчас, конечно, такие же, но тогда я еще не доросла, может быть, еще не было такого осознания.

— Амина Василовна рассказывала, что вы с ней часто ходите в театры, читаете и обсуждаете книги… Расскажите, как появилась эта традиция?

— Амина Василовна всегда говорит мне больше читать, и в театр она любит ходить. Иногда я с ней хожу, когда есть время. Традиция… не знаю, откуда она появилась. Видимо, в какой-то момент она поняла, что я выросла для таких вещей. Она хотела, чтобы я это понимала, чтобы мне это нравилось, чтобы это было интересно.

— Какие еще есть увлечения?

— Люблю читать, смотреть фильмы. Люблю фотографировать и рисовать иногда, если есть настроение. Наверное, как у обыкновенного подростка (смеется). Наверное, больше ничего особенного. Гулять, в кино ходить тоже, но это, скорее, ответ на вопрос как я провожу свободное время.

— А еще у вас с Яной есть собака.

— Леброше уже годик, проводим времени с ней мало, потому что постоянно на соревнованиях. Большую часть времени она живет у Яны дома. Она умеет быть милой. Раньше жутко кусалась, когда была маленькой, а сейчас выросла, стала спокойнее, играется… Но какие-то команды она не знает. Научилась спрыгивать с кровати, она же маленькая совсем — раньше не умела.

— Ваш папа — бенгалец, а мама — русская. Как считаете, сами на кого больше похожи?

— Во мне есть что-то от мамы, что-то от папы, и я это вижу. Нет такого, чтобы на кого-то больше похожа была.

— С младшим братом Филиппом теплые отношения?

— Брата своего очень люблю! Ладим мы с ним хорошо, правда, видимся очень редко. Скучаю, и он скучает, хотя он старается этого не показывать — как, наверное, и все братья делают. Как будто бы ему все равно. Но он все равно у мамы каждый раз спрашивает, когда я приеду, ждет меня. Он у меня учится в математическом классе.

— Есть в семье какие-то интересные традиции, связанные с бенгальской культурой?

— Мы отмечаем все мусульманские и все христианские праздники, потому что родители разных конфессий. А традиций каких-то особых нет. Бенгальский язык учила с папой в детстве, но не так чтобы прямо серьезно. Некоторые слова сейчас помню, считать до десяти умею. В Бангладеш была очень давно в последний раз, лет в десять. Потому что туда тяжело добираться с учетом того, сколько нам дают отдыхать. Может быть, съезжу туда уже по окончании карьеры.


http://m.rsport.ru/interview/20151101/876056443.html

The following two tabs change content below.
Главный редактор сайта RSG iRadio с 1994 года. Музыка, содержание, работа с клиентами... Все для вашего хорошего настроения и комфортной навигации.
Поделиться страничкой на:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

пять + 3 =