Ирина Лепарская: «Сначала спорту отдайся, потом иди куда хочешь»

Белорусские художницы всегда считались едва ли не главными невестами белорусского спорта. К ним постоянно было приковано внимание мужчин. Тарас Щирый встретился с главным тренером сборной Беларуси Ириной Лепарской, чтобы узнать, мешают ли отношения спорту, почему гимнастки так часто выбирают себе в мужья футболистов и как тренеры реагирует на чрезмерное внимание парней к их спортсменкам.

— Ирина Юрьевна, на ваш взгляд, когда спортсмены, в частности гимнастки, должны начинать серьезные отношения?

– Я не думаю, что есть определенный срок, черта, после которой ты, если завел отношения, становишься счастливым или наоборот – несчастным, бедным, несостоявшимся в этой жизни. Мне кажется, как в спорте, так и не в спорте, все должно прийти своим путем. Конечно, я понимаю, что наши девочки более занятые, у них остается меньше времени на ежедневное общение со сверстниками, друзьями, компаниями. Но я не думаю, что наши девочки совсем ограничены в этом. И, главное, что мы на это вообще никак не обращаем внимание. И не порицаем, и не говорим: «Нет!», если это происходит. У спортсменок все должно происходить так, как и у любого другого человека. Обычная жизнь идет параллельно со спортивной жизнью, учебой, и отношения наступят тогда, когда это должно произойти. Никто не может этим управлять. Да и не нужно. Может быть, если девочка сама захочет и спросит, я что-то посоветую. Но если у меня никто не будет спрашивать, я никогда в ситуацию не вмешаюсь.

Ни одна из моих воспитанниц не скажет, что Лепарская когда-то вмешалась в личную жизнь и не дала возможность построить отношения с кем-то. Но были примеры. Девушка приходила ко мне и говорила: «Ирина Юрьевна, он ставит условия: или он, или спорт. Что мне делать?» И даже в этой ситуации я не говорила: «Конечно, спорт! Что ты?!» А вдруг она потеряет единственную половинку на земле, которую нашла? В таких случаях я говорю, что ты должна присмотреться, подумать, почему он так говорит. Ведь, может, у него не удовлетворены собственные амбиции, и мужчина не хочет, чтобы ты – известная, популярная – была выше его по статусу. А, может, ему просто удобно тебя эксплуатировать? Кто-то выбирал спорт, а кто-то – мужчину. И, мне кажется, в обоих случаях девушки были правы.

Но то, что отношения не мешают спорту, я говорю с полной уверенностью. Вот пример Любы Черкашиной. Он просто наиярчайший. Если бы Люба за два года до Олимпийских игр не вышла замуж за Витю Молашко, у нее не было бы «бронзы» на Играх в Лондоне. Очень важно, чтобы спортсменка нашла того человека, который мог бы хорошо понимать, помогать, если она хочет продолжать карьеру и достичь вершины. Если желания мужчины идут вразрез с желаниями спортсменки, он ей что-то запрещает, она должна сделать серьезный выбор. Если же он помогает, то это вдвойне, а то и втройне помогает ей добиться результата. Витя помог Любе завоевать медаль. Но он сам спортсмен, близок к спорту, знает его изнутри. Если бы Витя не приехал на Олимпийские игры поддержать Любу, боюсь, она бы не справилась. Здесь я полностью благодарна Вите за то, что он в отношениях довел Любу до Олимпиады. И я благодарна, если кто-то из наших девчонок находит действительно вторую половину, которая всячески помогает достигнуть результата.

Если честно, я вообще не вижу разницы в том, как строить отношения тем, кто занимается спортом и наоборот. Разницы нет никакой. Если любовь пришла, за нее нужно держаться, благодарить Бога и строить отношения на долгие-долгие годы.

– Я никогда не скажу ни одной из них убить ребенка. Если она забеременела перед Олимпиадой, то она туда просто не собиралась. Это человек, который не готов к покорению олимпийской вершины. Значит, ее голова занята другим. Чтобы дойти до Олимпиады и показать там результат, нужно самопожертвование. И это не громкие слова. Это абсолютная правда. Быть просто хорошим спортсменом – этого мало для того, чтобы стать олимпиоником. Нужно честно сказать самому себе, что сделал все, что мог. И делал все так, чтобы ничто другое не мешало достижению цели. А забеременеть, извините меня, это не мелочь. Если так произошло, то человек об Олимпийских играх точно не думал. Значит, тебе это не дано. Конечно, подобное стало бы трагедией для команды. Но у нас, тьфу-тьфу-тьфу, таких ситуаций не было. Но если, не дай бог, подобное произойдет, не думаю, что я или кто-то другой из тренерского штаба скажет: «Иди и делай аборт!» Таких не может быть разговоров. Дети, семья, любовь – это все равно стоит на первом месте. И никуда ты не денешься. Профессиональный спорт – это очень хорошо, но это малая часть жизни человека. А дети – они на всю жизнь. Они даются свыше. И я бы никому не советовала от них отказываться. Но это чисто мое мнение, которое я никому бы не навязывала.

— Слышал историю об одном тренере (речь идет о командных видах спорта), который был приверженцем жесткой дисциплины и следил за тем, чтобы девушки были девственницами и не позволяли себе ничего лишнего…

– Это не жесткий тренер. Жесткий тренер – это совсем другое. Это тот, кто не дает во время тренировочного и соревновательного процесса уйти в сторону. Ведь не каждый добровольно может идти на ежедневное самопожертвование, изнемогающий труд. Ведь кого-то нужно подстегнуть и заставить. А если будешь жалеть кого-то, разрешать не выполнять упражнения, то спортсмен будет все дальше и дальше отстраняться от цели. Надо ведь и крепкое слово иногда сказать. А тот, о ком вы мне рассказали, глуп. Не как тренер – как человек. Никогда в жизни я бы не пошла на такое. Это вообще не наше дело. Это личное каждой девушки. Туда мы вообще не вмешиваемся. Если есть желание, она поделится проблемой с врачами, если очень близкие отношения, то с тренером. Но я не представляю, как тренер может в подобное вмешиваться и знать об этом. Это глупо, глупо и еще раз глупо. Больше я ничего не скажу.

— Подбирая девушек для сборной, вы ведь наверняка обращаете внимание не только на спортивные качества, но и на характер, воспитанность…

– Конечно, мы очень хотим, чтобы они были развиты. Художественная гимнастика – такой вид спорта, в котором хочется, чтобы каждая сама по себе была штучкой. Штучный товар. Художественная гимнастика очень искусственный вид спорта. Ни один человек не родился таким, чтобы он пополам складывался, как в цирке, чтобы ноги были за 180 градусов, чтобы толчок был таким, как у прыгуна в высоту, чтобы зрители восхищались небывалой красотой. Это все сложно вырабатывается. Я всегда за учебу, за школу. Мы всегда заставляем их туда ходить. И не просто должны ходить, но и получать там хорошие оценки. Для меня интеллект стоит на втором месте после всего того, что им Боженька дал. Дальше идет ум. Я вообще не люблю глупых, поверхностных. Для гимнастики такие люди вообще не годятся. Гимнастика настолько высококоординированный вид спорта, что часто ты должен молниеносно принимать решения. Глупая такое решение не примет – будут ошибки и потери. Гимнастки должны быть интеллектуально развитыми, с живым умом. Они должны быстро переключать внимание и взгляд. Не каждый с этим родился, но и это нужно воспитывать. Так что, повторюсь, интеллект для нас очень важен. И у нас много хороших девочек. Мелита Станюта всегда свободное время проводила с книжками, изучала французский. Катя Галкина ходит на курсы английского и уже дает на нем интервью. И делает это замечательно. С этим проблем нет. Все девочки начитанные. Глупых тут не держим.

Мелитина Станюта и Ирина Лепарская.

Важна и манера общения. Команда – это всегда один кулак. И если каждая тащит одеяло в свою сторону, то команды уже не будет. Конечно, мы обсуждаем девочек, присматриваемся к ним и пытаемся их подобрать так, чтобы они были приятны друг другу. Ведь они проводят с нами огромное количество времени. Мы, конечно, не испытываем их на совместимость, как это делают с космонавтами перед запуском ракеты, но время само показывает, что этот человек может быть в команде, а тот мешает коллективу и вносит в нее разлад. Но, возвращаясь к нашей теме разговора, если все они будут влюблены, будут между собой делиться эмоциями и это будет духом приподнятого настроения, мол, давайте хорошенько отработаем и побежим на свои свидания, я такое только бы приветствовала. Лучше так, чем слышать постоянную тягомотину: «Нам идти некуда после тренировки, делать нечего». Но художественная гимнастика действительно тяжелый вид спорта. Мы не командный вид. Каждая должна до миллиметра отточить свои движения. По высоте, по точности. На это уходят тысячи повторений. В этом и есть трудность. А разминка какая? Нужно каждую мышцу разработать. Иначе будет стопроцентная травма. Все это – тягомотина, занудно. А вот если на стороне появляется интерес к противоположному полу, другой вкус к жизни, в силу возраста я такое только приветствую. Я была бы рада, если ко мне пришла бы вся команда и сказала: «Ирина Юрьевна, у нас сегодня у всех свидания! Можно мы быстро хорошо потренируемся, выполним все задания, пойдем и в такое-то время будем на отбое», я соглашусь с удовольствием.

— Гимнастки жили в одной общаге с футболистами. Неужели никто не следил за девушками, чтобы ложились вовремя спать, не загуливали?

– Во-первых, мы не живем с футболистами. У нас общежитие, в котором проживают спортсмены из разных видов спорта. И тренеры к нему не имеют ни малейшего отношения. Просто рассчитываем на то, что девушки воспитанные, целеустремленные, знают, что лечь нужно вовремя и хорошенько выспаться, чтобы утром на хореографии себя чувствовать в полной боевой готовности. Как они отдыхают и проводят свой вечер, мы не контролируем, но мы всегда в тесном контакте с дежурными педагогами и знаем, что там происходит.

— И никогда от дежурных не было звонка: «Ирина Юрьевна, она ведет себя просто ужасно»?

– За всю мою жизнь подобное, может, случалось пару раз. И то в начале 1990-х годов. Фамилию называть не буду. Речь идет о дочке одного легкоатлета. Мы вызывали папу и говорили: «Ну, сделай с ней что-нибудь. Это же ужас какой-то! Нам звонят из интерната и жалуются». Она могла не прийти ночевать, кто-то заметил, как она курила. Но таких девочек за всю мою жизнь было две или три. Мы с ними расставались. Потому что из такой девушки все равно ничего не выйдет. Она нам не нужна. Она не покажет никакого результата – смотрит в другую сторону. А чтобы дать результат, спорт должен быть на первом месте. Тем девочкам мы просто давали возможность доучиться в интернате, чтобы не портить им жизнь, а со спортом они расставались. Но они уже и не переживали – не хотели заниматься. Такую жизнь может себе позволить та, которая не сильно верит, что в спорте сможет преуспеть. Девушка думала: «А зачем этот спорт? Вокруг столько всего интересного, столько нового». Там потусила, там покурила. Я тогда сказала, что этот ребенок вообще не спортом живет. Причем он здесь вообще? Да и, повторюсь, сами девочки не расстраивались. Они с цветами приходили и благодарили, что им дали возможность доучиться. Но мы их предупреждали, что младших сводить не нужно, и вести себя стоит прилично, чтобы стыдно нам не было. Они давали нам слово и сдерживали его – доучивались нормально. До сих пор к нам приходят. Общаемся.

К слову, чаще в нормальных отношениях остаешься с теми, кто меньшего достиг в спорте. Они более благодарные, больше нас любят, нежели те, кто добивается высоких результатов. У таких немножко короны вырастают, облака задевают. Особенно это касается тех, кто выступал в 2000-х. В самом начале 1990-х девочки были очень спортивные, очень патриотичные. Марина Лобач – это вообще образец патриотизма. Ей скажешь поработать для себя, а она ответит: «Мне это вообще не надо!» А когда говорилось, что она нужна стране – Советскому Союзу, –  бежала на тренировку, спотыкаясь. Какой была патриотичной, такой и осталась. Я отвечаю за свой вид спорта, и скажу, что таких людей в нем почти не встречала.

Лариса Лукьяненко тоже такая. Они вместе с Леной Шаматульской жили у меня. И я не помню случая, чтобы она пришла и сказала, что пойдет в бар или на светские приемы, фотосессии. Такого никогда не было. Они приходили, делали уроки и заваливались спать. А новое поколение любит такое. Когда, казалось бы, закончилась тренировка, все болит, вечером в интернете появляются фото, где они в платьях, с причесочкой, на шпильках. А ножки как? А они не болят. Болят только тогда, когда прыгать нужно. В этом моменте мы друг друга не понимаем. Для меня спорт – полная самоотдача. Ты сначала спорту отдайся, а потом иди куда хочешь.

Марина Лобач.

Я люблю тех, кто говорит: «Спорт, спорт и спорт. Я так выбрала!» Это ведь маленький промежуток времени. На все остальное времени еще хватит – вся жизнь впереди. Однако если речь идет о любви, и парень понимает, что девушке нужно отдохнуть после тренировки, такое я только приветствую. Но если это отношения, в которых говорят: «А на черта тебе сдалась эта хореография утром!», то это не любовь. Парень должен влюбиться в девочку и жить ее жизнью. Воспринимать ее такой, какая она есть, и помогать ей. Если ты не спортсмен, то постарайся понять, что она еще в детстве отдала свою жизнь гимнастике, и дай ей дойти до конца. И если такой парень найдется, я двумя руками и ногами за такое содружество, любовь, дружбу. Но все в любом случае будет решать девочка – мы советов давать не будем. Все равно нужно оставаться собой, строить свою жизнь и завоевывать. И не нужно садиться на шею, если чувствуешь, что многое можешь сама. А мы своих учим тому, что они могут многое. Могут и заработать себе на жизнь, и квартиру построить, и профессию получить.

— Иногда со стороны может показаться, что у гимнасток высокие требования к парням.

– Честно говоря, не знаю, откуда у вас такая статистика, но я бы хотела, чтобы они были высокие.

— А у вас есть пример, чтобы гимнастка выбрала себе простого парня, например, учителя истории?

– Я не думаю, что историк – это простой парень. Послушайте, учитель истории закончил гуманитарный университет. Почему он простой? Простой парень в деревне пасет коров. Пускай гимнастка еще сама попробует поступить на бюджет и получить такое образование. Может, это его мечта – быть учителем. Я таких людей уважаю. Классным моей крестницы был учитель, который носил ирокез и прикольно разговаривал. Дети его обожали. Он одновременно преподавал информатику и работал ди-джеем в ресторане. Считаю, прекрасно учил информатике. Ученики уважали его за то, что он с ними на одной ноге, и с удовольствием ходили на его уроки.

— Но он не бизнесмен.

– А у нас, насколько я знаю, за крупных бизнесменов никто замуж не выходил, хотя я бы не возражала, если между ними будет любовь. В России – да, подобное слышим. У нас – нет. 

— Ксению Санкович когда-то видели в компании Юрия Чижа.

– Я не хочу в этом копаться и разбираться. Но тогда была любовь – это абсолютно точно. У нее хорошие родители, которые держали все под контролем. Я вообще слышала, что я гимнасток свожу и продаю бизнесменам. У меня это всегда вызывало недоумение и улыбку из-за того, что люди бывают такими недалекими. Сейчас у Ксении прекрасная семья. Она и ее муж – необыкновенно счастливые люди. Смотришь на них и радуешься.

Александр Япринцев, Ксения Санкович и Юрий Чиж.

Если девушки выходят замуж за спортсменов, это не значит, что они за ними охотились. Если Лера Курильская вышла за Андрея Стася, так они вместе учились в одной школе и в одном классе. Они росли вместе. Она гимнастка – он хоккеист. Закончила с гимнастикой, родила двух прекрасных близнецов и занялась детьми, а он – стал известным хоккеистом. Но Лера за ним не охотилась.

Маша Поплыко замужем за гандболистом Андреем Паращенко. Муж Натальи Пальчевской – футболист Сергей Штанюк. Но девушки не охотились за спортсменами. Просто встретились две равные личности в спорте, стали интересны друг другу и полюбили друг друга. А Лобач вышла замуж за военного компьютерщика. Это никакой не бизнесмен. Они познакомились где-то в поезде. Он даже не знал, кто она такая. Влюбились. И живут до сих пор, растят двух прекрасных дочек. Может, не у каждой на долгие годы хватило мудрости. Не все же семьи живут до золотой свадьбы. Кто-то и разошелся, но это же не спорт виноват. Встретились Света Рудалова и Леша Гришин. Я их обожаю, и точно вам говорю, что это была любовь, но что-то у них пока не складывается. Но я искренне надеюсь, что все у них восстановится. Я была на их свадьбе и видела те чувства. Это была не охота за богатой невестой или обеспеченным женихом. Я даже вспомнить таких девочек не могу. Хотя, возможно, есть не очень известные экземпляры, которые живут такой жизнью и ищут себе кого-то в Монако. Мы иногда листаем Инстаграм и видим что-то подобное. Но девушка стала такой не из-за гимнастики, а потому что, наверное, воспитание такое было, ей позволили. Гимнастика ей помогла стать такой красивой и статной. И на каждом шагу она напоминает об этом, но ее фамилию никто не знает.

— Футболистов к художницам реально тянет магнитом. Они образовали очень много пар. Почему так происходит?

– Не только футболисты состоят в отношениях с гимнастками, но и гандболисты, хоккеисты. Мне кажется, где-то просто образовалась общая компания. Сначала одна девушка с кем-то познакомилась, потом позвала свою подружку. Вот и перезнакомились.

За стенкой в спорткомплексе на улице Даумана тренировались гандболисты, и несколько наших девушек познакомились с ними. У них не было другого места и времени, чтобы где-то пересечься. А тут увиделись, искра появилась и все. И я не считаю, что футболистов тянет магнитом. Хотя, когда я училась в институте, мы тоже дружили с ними. Я знала всю футбольную команду «Динамо» Малофеева, и у меня был пропуск на центральную трибуну. Мы до сих пор дружим с Гуриновичем, Басько, Гоцмановым, Головней, Румбутисом и Пудышевым. Со всеми поддерживаем общение вот уже долгих сорок лет. Но я не думаю, что все началось из-за того, что нас тянуло именно к футболистам. Просто так складывалась жизнь.

— У Мелитины Станюты нетипичная история. Она встречается с тайбоксером Виталием Гурковым.

– Он приходил к нам как-то перед Рио, и я видела его рядом с БГУФК, где мы тренировались. Спросила у Мелиты: «Это твой парень?»«Ирина Юрьевна, мы пока дружим». Ради Бога. Потом я начала много про него читать, интересоваться, кто же он такой. Показался странным, пока не узнала его поближе. Виталий – спортсмен, музыкант, бунтарь, настоящий мужчина. Мелита недавно приходила познакомить его с нами, и мне показалось, что это идеальная пара. Для меня они две половинки чего-то большого, целого. Если у них все получится, буду очень рада.

Мелитина Станюта и Виталий Гурков.

— Когда вам было больно за отношения своих подопечных?

– Переживаю за тех, кто ищет красивой жизни. Жалко мне их. Но я тут уже ничем не могу помочь. Они сами так хотят жить. И жалко мне тех, кто разводится. А я ведь видела, что любовь у них была. И тут я иногда говорю: «Уступи! Ты должна!» Но делаю это лишь тогда, когда ко мне обращаются, звонят и говорят: «Ирина Юрьевна, что делать?!» 

— Чувства вдохновляют девушек на победы?

– Сто процентов. Медаль Любы – это любовь к Вите. Она ведь даже купальник пошила с сердечками. И каждое сердечко было Витино. Она была не очень, так скажем, стабильная гимнастка. Она «любила» часто ошибаться. Но когда нужно было один раз в жизни настроиться и собраться, она это сделала. Эта пара – пример семейных отношений. И я бы каждой из своих учениц именно такого бы и желала. Есть еще примеры – Марина Лобач. А Лариса Лукьяненко? Она вышла за своего Лешу, когда у него уже был сын. И они родили двух замечательных деток – Ангелину и Егорушку. Это прекрасная семья. Для меня Лариса вообще как родной ребенок. Мой муж ее называет жеребенок :). Без них не представляем нашего коллектива и Дворца гимнастики. Для меня – это образец. И я хочу, чтобы семьи Лобач, Лукьяненко и Черкашиной стали для многих примером.

* * *

— Если любовь спортсменок вы приветствуете, то что вызывает у вас отрицательную реакцию?

– Это желание тусоваться, постоянные фотосессии, желание попадать в журналы. Я это точно не приветствую. Пусть все это будет после окончания карьеры. Спорт требует самоотречения. Я видела спортсменок, которые жили у меня дома. Они добились высоких результатов. И им было не до этого. 

Кстати, у меня в 2000-х был случай, когда я вызывала маму, папу и обратилась к ним: «Вы вообще понимаете, что делает ваша несовершеннолетняя девочка?» Я отправила гимнастку без себя на соревнования лишь с одним условием – с ней поедет мама. Но потом узнала, что ее мать не поехала – с ней поехал ее покровитель. Сказала родителям: «Послушайте, вы подставляете меня. Она несовершеннолетняя». На это мне сказали, чтобы я не вмешивалась в их жизнь. Тогда я дала им ручку, попросила написать бумагу, что никакого отношения к национальной команде этот эпизод не имеет, и всю ответственность на себя берут родители. Сообщила им: «Она сейчас отдыхает в Ницце – не вернулась из командировки», а в ответ услышала: «Да, и мы благодарны, что есть такая возможность». И тогда сама написала, что она отчислена из сборной, но если тренировками и поведением докажет свою состоятельность, то мы ее вернем обратно. Все было подписано, родители были нам благодарны.

Пошла она, конечно, ужасно. Она не живет в Беларуси, не живет с тем мужчиной. Все там очень сложно. Подробностей описывать не буду, но мне ее жалко. И виноваты в этом только мама и папа, но это был их выбор. Мы все могли остановить, однако они приняли другое решение: «Наша семья хочет жить так». Не нравится мне такое. Не по-божески.

— Сам факт того, что у несовершеннолетней может быть покровитель, – это нормально?

– На моем веку это единственный случай. Это абсолютно ненормально. Я этому мужчине запретила даже приближаться к нашему спорткомплексу. Он считал себя каким-то бизнесменом, и даже предлагал свои услуги: «Давайте я вам что-нибудь построю!» Отвечала: «Не надо нам ничего строить. Вы только просто не приближайтесь. Иначе я просто вызову милицию» Сейчас эта девушка приезжает к нам, поздравляет с праздниками. Мы с ней находимся в хороших отношениях. Хорошая девочка. Однако жизнь ее пошла не так, как могла пойти. В 17 лет закончила со спортом – в 18 родила. Однако я рада, что она выбрала профессию, связанную с художественной гимнастикой.

* * *

Сейчас на слуху имена девушек из нового поколения гимнасток. Они часто появляются в рекламе, на телевидении, а вот практически ничего не слышно о тех, кто брал медали в начале «нулевых». Раскина, Ткаченко, Павлина… Как у них сложилась судьба?

Я обо всех все слышу. Юлия Раскина. У нее растет прекрасный сын. Ее мама – тренер, и они нашли себя в Германии: живут и работают вместе в Шмидене. Растят хороших гимнасток – и групповичек, и личников. Когда видимся на соревнованиях, Юля всегда стоит с нами, трясется и говорит: «Не понимаю, Ирина Юрьевна, как вы это все терпели. У меня нервы не выдерживают» Относится очень строго к своим гимнасткам. Знающий и старательный тренер. Хорошая мама. Растит замечательного мальчика.

Лена Ткаченко долго жила в Канаде, где участвовала во многих танцевальных шоу. Сейчас тренирует в Ливане. У нее прекрасно идут дела как у тренера. Лена привозила спортсменку на соревнования, и, глядя на нее, даже не скажешь, что это гимнастка из Ливана. Она как из любой другой развитой гимнастической страны. Абсолютно конкурентоспособная и красивая. Ездит на сборы в Россию. Видимо, родители могут позволить. Лена – частый посетитель Инстаграма, и я вижу, как она живет. Ей в Ливане очень комфортно. Хороший тренер, хорошая школа, где много детей. Она погружена полностью в художественную гимнастику.

Лера Ваткина после Олимпиады в Сиднее уехала за родителями в Австралию. Она тоже тренер, в курсе наших дел и выходит на связь в Фейсбуке, поздравляет со всеми праздниками. У нее прекрасная семья. Муж – бывший спортивный гимнаст. Растят дочку.

Женя Павлина? Уехала в Лондон, и долгое время про нее ничего не слышали. Было время, когда мы просто потеряли ее. Сейчас Женя появилась  – приезжала сюда с маленьким сыночком. Мы общаемся, она присылает фотографии. У нее прекрасный муж-красавец. Все замечательно. Объявилась. Пропадала, правда, надолго.

Евгения Павлина.

— Характер?

– Да, но Женя уже все переработала, выросла. Она теперь мать, жена, тренер… Все прекрасно понимает, и мы нормально общаемся.

— Получается, что большинство ваших воспитанниц нашли свою любовь и счастливы сейчас.

– Мне кажется, да. Таких большинство – самодостаточных, уверенных в себе, замужних, родивших детей. Их очень много. Жукова, Рудалова, Паращенко, Бабушкина, Тумилович, Лазук, Бичун-Комарова, Рогозина, Глазкова…Всех не перечислишь. Кто-то, может, и развелся, но это не значит, что они забитые и несчастные. Нет. Спорт закалил их характер. Они живут нормальной жизнью. Главное, что никто никуда не пропал – все на виду у меня. И, знаете, чем чаще из окна своего кабинета вижу мужчин с колясками (а это мужья наших тренеров), тем больше душа радуется. Всем любви и согласия.

Поделиться страничкой на:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.