Изящество и стальной характер

Мифы и факты профессии балерины

ПРЕДИСЛОВИЕ…

На странице профсоюзной газеты «Солидарность» вышло еще одно интервью со мной.

Интервью получилось очень интересное, структурированное. Вроде по телефону отвечала… Непривычно. И собеседника не видела.

Спасибо Камилю.


Балерина на сцене выглядит как воплощение женственности. Но в любом театре спектакль — лишь итог многотрудной работы. Куда больше времени и усилий уходит на подготовку. Балет, наверное, самое требовательное из сценических искусств: сложно войти в профессию, еще сложнее добиться успеха и практически невозможно посвятить танцу всю жизнь. На вопросы “Солидарности” о жестких требованиях, диете, зарплате, субъективном отношении руководства, ранней пенсии и главных качествах профессии отвечала артистка балета Большого театра Анна Русских.

О ТРУДЕ И ДИЕТЕ

— Анна, в каком возрасте вы пришли в балет?

— Я начала заниматься балетом лет в девять. Перед этим занималась фигурным катанием и художественной гимнастикой. Когда мама привела меня в художественную гимнастику, ей сказали буквально следующее: “Мы берем вашу дочь, но при условии, что вы ее через пару лет не заберете в балет”. И это стало для мамы своеобразным толчком — чуть позже она забрала меня в балет. Сначала в подготовительный класс, а потом в десять лет я сдала экзамены и начала учиться в тогда еще Московском академическом хореографическом училище (сейчас — Московская государственная академия хореографии. — К.А.)

— За легкостью, изяществом на сцене стоят годы изнурительного труда. Каков примерный распорядок дня в Большом?

— В театре обычный распорядок таков: в 10 или в 11 начинается класс. Основной рабочий день начинается в 11, но можно приходить на час раньше, чем я и пользовалась. Потом перерыв. В 12:20 начинаются утренние репетиции, идут два часа, потом, в зависимости от того, есть вечером спектакль или нет, приходишь или в 6 или к 7 на спектакль или на вечернюю репетицию. Спектакль длится в зависимости от постановки, а вечерняя репетиция до двадцати минут десятого. Если репетиция идет с перерывом, то она заканчивается позже. Работают в театре шесть дней в неделю, выходной — понедельник.

— Нередко говорят о подковерной игре среди артистов, борющихся за партии, — от использования административного ресурса, стучания кулаками по столу до булавок в костюмах. Вы сталкивались с подобным?

— Когда пришла в театр, с булавками в костюме и стеклом в туфлях я не сталкивалась. Такое у меня однажды было в училище. Я пришла на экзамен и обнаружила, что у меня пропал купальник, а у балетных туфель подрезаны ленточки. В театре такого не было. Но, естественно, конкуренция есть. Случаи бывали разные. В начале 90-х годов в театр пришли молодые артисты, а у нас тогда шел детский балет “Чиполлино” — замечательный спектакль, и понятно, что партии там были соответствующие: фрукты, овощи. И девочки пришли к начальству и сказали: “Мы восемь лет учились не для того, чтобы танцевать эти партии”. А что касается того, кто какую партию будет танцевать, во многих организациях без блата и протежирования никуда, и балет не исключение.

— Насколько серьезны требования по росту и весу в балете, как это решается на практике?

— В школе это жестче контролировалось. Была примерно такая формула: рост минус вес должен давать 120 как минимум. Но есть нюансы: у кого-то кость тяжелее, а кто-то тонкокостный и легче, что тоже надо учитывать. У нас в классе была довольно полная девочка, но мальчики любили с ней стоять “на дуэте”, потому что с ней было легко. В школе нас контролировали: мерили, взвешивали. В театре это больше отдается на откуп визуальной эстетике. С приходом нового руководства стали смотреть даже на форму мальчиков, чтоб и мальчики были худые. Эстетика тела меняется.

— Существует стереотип о якобы скудном рационе артистов балета, дабы поддерживать фигуру. Ясно, что с балетными нагрузками на одном яблочке далеко не уедешь. Как питаются балерины?

— Однажды на работе я даже провела опрос среди девочек по этому поводу. Вы знаете, это зависит от генетики: кто-то расположен к полноте и вынужден следить за своей формой, а кто-то наоборот; это индивидуально. У меня был период, когда я очень поправилась — наверное, это было возрастное — и вынуждена была контролировать свой вес. А было время, когда моя диета включала на завтрак мороженое, на обед торт с мороженым, а на ужин просто торт. И при этом была в хорошей форме. Но артистам в любом случае надо есть мясо — без этого никуда, это силы, энергия. А диеты чисто индивидуальные. У нас в буфете есть и булочки, и пирожные, и мясо, и салаты. Каждый артист выбирает рацион под себя, но яблочко в день — это, разумеется, неправда.

О ПЛЮСАХ И МИНУСАХ

— Складывается впечатление, что кроме тех немногих артистов балета, кто является “лицом” профессии, медийными персонами, для всех остальных балет формирует отдельный, замкнутый и в чем-то оторванный от реальности мир. Это так?

— Это зависит от человека, я думаю. Есть свои минусы. Скажем, когда у всех “нормальных людей” выходные в субботу и воскресенье — у нас репетиции и спектакли. Общаться в привычном круге друзей и знакомых — не балетных людей — сложно. Но мне удавалось совмещать. Я ходила в драматические театры, на выставки, в музеи. Меня многое интересовало, и я старалась удовлетворять свои интересы.

— Часто ли бывает так, что семьи возникают “за кулисами”?

— Можно сказать, что да, часто. И так же часто распадаются. Но, думаю, так везде. С одной стороны, это легко, а с другой — проводить вместе практически 24 часа в сутки — это не для всех.

— Что вы больше всего любите в профессии?

— С годами произошло некоторое переосмысление. Мама меня отдала в эту профессию потому, что я по улицам не ходила, а танцевала. С тех пор как начала ходить, едва слышала музыку — сразу начинала танцевать. Но сугубо балетных воспоминаний из детства у меня нет — я занималась и фигурным катанием, и художественной гимнастикой. А сейчас, наверное, люблю ощущение выхода на сцену и возможности танцевать то, что нравится, в свое удовольствие. Но ко мне это пришло не вдруг. У меня была травма, потом я была в декрете, и, когда вернулась в театр после большого перерыва, возможность выходить и танцевать то, что тебе нравится, и получать от этого удовольствие для меня стала очень важна.

— И наоборот — что ненавидите или считаете очень несправедливым?

— Субъективное отношение руководства. Не лично ко мне, а к артистам. Это такая профессия, когда могут не поставить в какие-то партии и спектакли только по причине нелюбви со стороны руководства. Или могут ответить: “Постановщик тебя не видит в этой партии”. Если руководитель снял тебя со спектакля, ничего с этим не поделаешь. И не важно, пусть ты танцуешь в сто раз лучше, чем кто-то другой, но за того попросили, заплатили или у него хорошие отношения с руководством. Считаю несправедливым субъективное оценивание тебя как личности и как артиста только одним человеком.

О ЗАРПЛАТЕ И ПЕНСИИ

— Если не говорить о ведущих артистах, таких как Вишнева, Образцова или Крысанова, каков примерный заработок балерины?

— Поскольку сейчас у нас исключительно капиталистический подход, то заработок зависит от того, сколько ты танцуешь спектаклей. Официальная ставка артиста балета высшей категории примерно 8700 рублей. Пару лет назад была 8050, а в прошлом году нам подняли зарплату в два этапа, кажется, на 673 рубля. К этому добавляется президентский грант — еще примерно 23 тысячи рублей. Есть надбавки за выслугу — если ты танцуешь в театре больше 15 лет. Причем эти проценты надбавки идут не от суммы ставки и гранта, а только от ставки. Есть так называемый переменный грант, как он рассчитывается, я не знаю. Получается в среднем 35 — 40 тыс. Остальные деньги — это гонорары от станцованных спектаклей. Если мало танцуешь — то и зарплата будет маленькая. В среднем артист получает где-то от сорока до восьмидесяти тысяч.

— И это, конечно, зависит еще от той партии, которую танцует артист?

— Безусловно. Каждая партия имеет свою стоимость.

— Правду ли говорят, что мужчина в балете получает больше, чем женщина, — как более редкий кадр?

— Нет, это тоже миф. У мужчин заработок тоже зависит от спектаклей и партий. И если одна и та же партия есть у мужчин и у женщин — например, в “Лебедином озере” есть вальс, где танцуют и мужчины, и женщины, — у тех и других партия стоит одинаково.

— Наверное, в вашей профессии часты профессиональные заболевания и травмы. Есть ли регулярные медосмотры, отпуска, санатории и прочее — в общем, забота о здоровье кадров?

— У нас в Большом театре есть массажисты. Они работают непосредственно в театре, и можно договориться, записаться — это бесплатно. Есть высококвалифицированные хирурги в нашей театральной поликлинике. Есть страховка, нас всех официально страхуют от травм и прочего. У меня была травма в 2000 году, и операцию мне делали по страховке, я оплачивала только инструменты, так как они не входили в страховку. Раз в год мы должны проходить медосмотр. Женщин года три назад освободили от этого, видимо, решив, что женщины и так его проходят, как более ответственные. Для мужчин ежегодный осмотр остался обязательным; буквально на днях повесили списки, кто в какие дни медосмотр проходит.

— В Серебряном бору в Москве, насколько я помню, есть дом отдыха Большого театра?

— Да, это бывший дом известной артистки Антонины Неждановой. Артисты раньше бронировали путевки, выезжали туда на воскресенье-понедельник, собирались компаниями. Не знаю, популярно ли это сейчас — я сама там была последний раз лет двадцать назад. Еще у театра есть санаторий в Анапе. Но, как я понимаю, артисты балета очень редко этим пользуются, предпочитают сами куда-то за границу выбраться.

— Что делают балерины на пенсии, которая наступает значительно раньше, чем у людей других профессий?

— Кто что. Чаще всего преподают, причем не только в балетных школах, но и у фигуристов, у синхронисток. Педагог-хореограф востребован, но это при условии, что есть второе образование. Кто-то идет учиться, например на журфак МГУ или в МГИМО. Кто-то открывает свой бизнес — связанный с балетом или нет. Были те, кто открывал рестораны, кто-то открывал риелторские агентства. Находят себя в разных специальностях.

О ПРОФСОЮЗЕ И ПРОФЕССИИ

— Состоите ли вы в профсоюзе?

— Да, я состою в профсоюзе, являюсь представителем коллектива балета. В Большом театре первичка очень активна. У нас довольно сильный профсоюз, который отстаивает интересы артистов. Уже лет десять существует коллективный договор между театром и артистами — не только балета: артисты оперы, хор, оркестр. Конечно, это было сделано не без активного участия профсоюза.

— Ваши коллеги участвуют в деятельности профсоюза? Или есть он — хорошо, нет — ну и ладно?

— Для большинства так: есть профсоюз — хорошо. Новогодние подарки, для детей бесплатные билеты на новогодние представления, возможность поехать отдохнуть со скидкой в санаторий. Профсоюз пытается что-то делать, но в связи с тем, что в театре введена контрактная система, очень многие боятся говорить открыто о проблемах. Я сама с этим сталкивалась: в гримерке обсуждается, что опять задержали на репетиции, опять вызывают в одиннадцать, опять переработки. И я говорю, что готова пойти в профсоюз и поднять этот вопрос, но нужны заявления. Без бумажки ничего сделать нельзя. А писать все боятся. Потому что понимают: если имя всплывет, то велик шанс, что руководство тебя снимет с партии, не поставит в спектакль — и останешься без денег.

— Самые главные качества, которыми должна обладать балерина?

— Не хочется банальностей, но получается так: трудолюбие, выносливость, целеустремленность. Для меня всегда еще была важна эрудированность, разносторонность интересов. Я считаю, что вообще любой человек, в том числе артист балета, должен быть разносторонне развит.

— Если бы вы выбирали профессию сейчас — выбрали бы снова эту?

— Не знаю… За меня этот выбор в свое время сделала мама, и я нисколько об этом не жалею, потому что занималась тем, что мне нравилось. Если бы была возможность выбирать, наверное, снова пошла бы в балет. Но несмотря на то, что я много лет жизни отдала этой профессии, я всегда старалась заниматься чем-то другим, что мне тоже было интересно. Я не была зациклена на балете, хотя, возможно, поэтому и не стала ведущей солисткой. На это, наверное, есть и объективные, и субъективные причины. Но скажу еще раз: никогда специально не задумывалась над этим, но полагаю, что снова выбрала бы балет.

— Какие у вас увлечения помимо балета?

— Много чем занималась, по правде говоря. Увлекалась всегда чисто женскими домашними хобби: люблю вязать, шить, готовить. Люблю рисовать. Было время, когда активно занималась горными лыжами. До сих пор занимаюсь плаванием. Когда-то давно дружила с ребятами из МЧС, из поисково-спасательных отрядов, сейчас они по-другому называются. Иногда жила у них на базе. Ездила со спасателями на вызовы. Понедельник у меня выходной, и я приезжала на базу в воскресенье, ночевала там. Если в дежурной бригаде спасателей не хватало человека, а ребята уезжали на выезд, могла сесть на базовую станцию, чтобы принимать вызовы и согласовывать действия.

О РОЛЯХ И МЕЧТЕ

— Ваша первая роль?

— Первая репетиция, когда я только пришла в театр, — это был балет “Ангара” Юрия Григоровича на музыку Андрея Эшпая. Этот балет долго не шел в Большом, и его восстанавливали в репертуаре. А первый спектакль, в котором я вышла на сцену, — “Дон Кихот”. По-моему, я танцевала польку — это танец подруг тореадоров в первом акте, а во втором акте — в сцене сна Дон Кихота.

— Любимая роль?

— Я не могу сказать, что у меня была какая-то любимая роль. Я очень люблю балет “Иван Грозный”. Там я танцевала в партии народа. Вообще люблю балеты Григоровича. Но сказать, что была одна какая-то любимая роль, не могу. Очень люблю балет “Анюта” Владимира Васильева на музыку Гаврилина.

— Роль-мечта? Если оставить все ограничения, именно мечта?

— Я бы с удовольствием станцевала главную партию в балете “Анюта”. У меня даже было такое предложение — уже не помню, почему не получилось тогда. Но было очень жалко. Позже, в 2001 году, я ездила в Краснодар и переносила этот балет на сцену Краснодарского музыкального театра. Однако мне не везет с этим балетом — он так и не вышел там на сцене.

— У вас есть дети?

— Да. Дочери одиннадцать лет.

— Значит, теперь уже можно точно сказать, выбрала ли она профессию артиста балета?

— Да, конечно. Балериной она не будет однозначно: раньше в балет шли с десяти лет, сейчас с одиннадцати. Ей уже одиннадцать, и она учится в простой школе в пятом классе. Я из тех мам, которые адекватно относятся к данным и возможностям своего ребенка. Когда она была маленькая, ей нравилось танцевать, но еще нравилось петь, изображать что-то, играть с воображаемыми предметами — то, что изучается в театральных вузах. Когда я ей предложила пойти по моим стопам, она сказала: “Нет”. Ведь данные еще надо развивать. Что-то у нее было, скажем, легкий прыжок и вращение, но не было подъема, шага, выворотности — и не было желания это развивать. Настаивать я не стала, потому что понимаю, что этим надо гореть, это надо хотеть, понимать, ради чего ты все это делаешь. Не захотела — и не захотела. Значит, буду помогать ей в чем-то другом.

— Совет для девочек, мечтающих о балете, и их мам?

— В первую очередь мой совет адресован родителям — трезво оценивать возможности своего ребенка. Это очень важно. Если ребенок хочет, а у него не хватает каких-то данных, но вы готовы преодолевать, перешагивать через трудности, — тогда идите, и идите до конца. Но если вы понимаете, что у ребенка данных нет или они минимальны — в этом случае надо поддержать ребенка и найти смысл в других вещах. И помните, что жизнь не ограничивается одним балетом. Очень хорошо помню фразу одного из своих педагогов: ты не стала ведущей балериной, но зато в твоей жизни было столько всего интересного, что все это окупает. И я согласна с этим.

Автор материала: Айсин Камиль

Источник: https://www.solidarnost.org/articles/izyaschestvo-i-stalnoy-harakter.html

The following two tabs change content below.

Анна Русских

С сентября 1987 и по настоящее время балерина в Большом театре России
Поделиться страничкой на:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

3 × 3 =