«Мои костюмы намоленные». Как дизайнер уже 13 лет одевает белорусских гимнасток

Купальники художественных гимнасток — произведения искусства. В них выражается характер, темперамент, индивидуальность. SPORT.TUT.BY устроил кофе-паузу с белорусским дизайнером-модельером Кристиной Котишевской, которая уже 13 лет одевает белорусских граций, и узнал, какой труд стоит за неповторимыми образами Мелитины Станюты и Екатерины Галкиной.

Встречу дизайнеру назначили в Галерее «Ў» — излюбленном месте людей искусства. Мы с Кристиной — первые посетители. Заказывая бодрящее капучино, модельер отмечает:

— Очень хорошее место. Но я здесь впервые. Если честно, совсем нет времени на посещение светских заведений. Рабочий день иногда начинается в 5 утра и заканчивается примерками в 9 вечера.

Это неудивительно. Кристина Котишевская — один из самых востребованных дизайнеров в мире художественной гимнастики. Вместе с Ольгой Лашнец они обшивают белорусскую национальную команду художниц.

С заказами к Кристине Котишевской обращались также артисты цирка, балета, танцевальных ансамблей, акробаты, синхронистки, гимнастки из Европы и даже многолетние лидеры мировой художественной гимнастики — россиянки.

— Сегодня вы работаете над художественными образами многих гимнасток. А ведь поначалу собирались поступать в технический вуз.

— Я мечтала быть физиком-ядерщиком. Но испугалась, что у меня не хватит базы для поступления в МГУ. Я ведь окончила школу в закрытом военном городке в Казахстане. Поэтому вспомнили с родителями, что я хорошо рисую, и нашли в справочнике вуз с факультетом прикладного искусства. Так и отучилась в Московском текстильном институте по специальности «художник-модельер», а после перебралась в Минск. Думаю, что случайности не случайны. Я всегда увлекалась астрономией, астрологией, в начале 90-х прочитала статью Павла Глобы, где он упоминал, что Беларусь находится под созвездием Козерога — моим знаком зодиака. Я считаю, что, переехав, сделала правильный выбор.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Как вы познакомились с художественной гимнастикой?

— 12 лет я проработала на трикотажном предприятии «Алеся». Четко ощущала, что нахожусь не на своем месте: у нас были строгие задания, например, создавать одежду крупных размеров, выполнять план по реализации продукции, использовать только имеющееся на складе сырье, а мне хотелось творчества. Наверное, я по призванию театральный художник. Но работала, потому что у меня была семья, трое маленьких детей, а на фабрике обещали квартиру. Как только получила, уволилась и устроилась в ателье «Zeta-modern». Туда пришли с заказом тренеры белорусских «художниц» — Ирина Юрьевна Лепарская, Татьяна Евгеньевна Ненашева и Виктория Сергеевна Кушнир. У меня получилось реализовать их идею. А когда я открыла ИП, то сама обратилась к ним с вопросом, нужны ли еще мои услуги.

— Тогда и началась работа с национальной командой?

— Мне сразу дали ответственное задание — сшить купальники для групповичек на чемпионат мира — 2003. Я слабо представляла, как это делается, искала в интернете. В итоге каждый из шести купальников был сшит по разной технологии, но внешне они выглядели одинаково. Тренерам понравилось, и вот уже 13 лет мы работаем вместе.

— Сегодня количество заказов заметно выросло. У вас есть команда, которая помогает в создании костюмов?

— Это очень трудоемкий процесс. Долгое время я все выполняла сама. Постепенно начала вовлекать семью, уже четыре года моя дочь полностью отвечает за расклейку стразов Swarovski. В зависимости от объемов работы я нанимаю от двух до шести помощниц. Два человека занимаются раскроем ткани и шитьем. На мне полностью создание эскизов, дизайн и контроль рабочего процесса.

Фото со страницы Facebook Кристины Котишевской
Фото со страницы Facebook Кристины Котишевской

— Почему вы работаете на дому, а не в мастерской?

— У нас не такой большой размах в сравнении с мастерскими российских модельеров. Я много лет работала дома. Но уже созрела для того, чтобы снять помещение. С одной стороны, работать дома удобно. Но, с другой, когда заказов становится много, не хочется тесниться.

— Вы сами закупаете материалы для костюмов?

— Конечно. Большую часть тканей и материалов я покупаю в Минске. За недостающими материалами езжу в Москву. Например, в Беларуси не найти телесной сетки, которая имитирует тело, или хорошей белой ткани, которую мы используем для покраски.

— Как меняется мода в художественной гимнастике?

— Дизайн костюмов постоянно усложняется. Современные наряды и купальники 10-летней давности — это небо и земля. Активно добавляются цвета, объемные детали, пух, перья. Раньше купальники представляли собой изделия с плоской аппликацией, а сегодня мы все уже немного перегибаем палку. Мне кажется, пора сворачивать в сторону элегантности и простоты. Такого понятия, как мода, у нас нет. Каждый пытается придумать что-то свое: гимнастка Галкина не хочет быть такой же, как Кудрявцева.

Фото со страницы Facebook Кристины Котишевской
Фото со страницы Facebook Кристины Котишевской

— В чем «фишка» ваших работ?

— Мои купальники узнают по использованию эффекта деграде — переходу цветов за счет покраски тканей. Я мечтаю освоить 3D-печать, уверена, что движение в производстве одежды уйдет в этом направлении. Я видела костюмы скандинавского дизайнера, которая работает с 3D-печатью. Это совершенно фантастические вещи, которые подойдут для фильма «Пятый элемент».

— Вашим коньком также является покраска лент. В чем уникальность этой технологии?

— Мы красим ленты в тон купальнику, дополняем образ. Казалось бы, это несложная процедура. Но с заказом на ленты ко мне обращаются практически все мировые рейтинговые спортсменки. Для меня загадка, почему они не могут найти мастера в своей стране. Я красила ленты Жене Канаевой, Яне Кудрявцевой, Рите Мамун, даже российским групповичкам.

Фото: Reuters
Екатерина Галкина на Олимпиаде в Рио выступала в купальнике Кристины Котишевской. Фото: Reuters

— Существуют правила, которым должна соответствовать спортивная форма гимнасток?

— Конечно. Эти правила ежегодно публикуются. Главное, чтобы купальник не становился причиной травм, не мешал выполнению элементов, скрывал недостатки фигуры. Художественная гимнастика — эстетический вид спорта. Поэтому важно, чтобы купальник помогал доносить образ и нес красоту.

— Казалось бы, у гимнасток нет изъянов в фигуре.

— Все девочки худенькие. Но облегающий купальник выдает малейшие недостатки. У гимнасток накачан мышечный корсет в области талии. Поэтому мы используем уловки, чтобы визуально сделать талию тоньше. За счет грамотной длины юбки можно удлинить ноги, правильный вырез увеличивает длину шеи. С белорусскими гимнастками, которые выступали в Рио, я знакома уже лет 15. Поэтому фигуры Кати Галкиной и Мелитины Станюты знаю на ощупь и при создании костюмов учитываю нюансы.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Как рождается образ гимнастки?

— Все начинается с прослушивания музыки — первичного источника вдохновения. Чаще всего дизайнер и тренер вместе решают, каким будет костюм. Выслушиваем пожелания гимнасток. Но мнения всех «групповичек» сложно учесть, потому что их много, а образ подбираем один. Татьяна Ненашева ставит программы девушкам, выступающим в групповых упражнениях. Ей представляется некий образ или цветовое решение, по которому я рисую эскиз. Бывает, что создаю до 15 эскизов одного купальника — с разными вариантами воротника, рукавов, кружев.

— Часто ищете вдохновение в других видах искусства?

— Безусловно. Показательный пример — недавние костюмы «групповичек». Они выступали под музыку Баха, и Татьяна Евгеньевна почувствовала, что в купальниках должны присутствовать готические мотивы. Я просмотрела фотографии готической архитектуры. Кружева на купальниках как раз в итоге напомнили готическую резьбу, а линии — острые пики готических соборов.

— У вас есть любимые работы?

— Я бы не сказала. С каждым купальником я прохожу путь, вкладываю душу. Есть костюмы, которые прозвучали очень громко. Несколько лет назад шила купальник Мелите Станюте, у которого было бесчисленное количество копий по всему миру. Он задал своеобразный стиль. В интернете даже появился видеоролик, где рассказывали, как делается этот купальник. Я очень смеялась.

— Сколько времени уходит на создание одного костюма?

— Очень сложно назвать точный срок. Бывает, очень долго ищешь правильное решение и не всегда понимаешь, чего от тебя хотят. Важно принять идею душой и шить то, что нравится, в том числе и мастеру. Технически пошить купальник можно за три-четыре дня.

— Сколько стоят купальники «художниц»?

— Стоимость начинается от 450 долларов. Олимпийский купальник может стоить до 1500 долларов. Разница в цене зависит от количества стразов Swarovski: экономкласс — 2000 стразов, категория люкс — до 7000. Если мы шьем для детей, то учитываем пожелания и возможности родителей. В детском возрасте нет необходимости в дорогих работах. Часто мамы сами обшивают своих детей.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Мелитина Станюта в купальнике Кристины Котишевской. Фото: Сергей Балай, TUT.BY

— Сколько живет купальник?

— Каждый год мастеровитые гимнастки меняют программы и, соответственно, меняют костюмы. Это считается делом хорошего вкуса и хорошего тона. Но купальник продолжает жить — его покупают либо гимнастки помладше, либо гимнастки из других стран. Например, в этом году в исполнении латышских художниц «прозвучали» красные групповые купальники, в которых наши девочки выступали 5 лет назад. Я отдаю свои работы тренерам, а дальше они сами распоряжаются ими.

— Почему не все белорусские гимнастки шьют костюмы у вас?

— Наши художницы уже много лет работают со мной или Ольгой Лашнец. Одному мастеру сложно одеть сеньорок и юниорок, пошить костюмы на все виды программы. На последних Играх белоруски были почти полностью обшиты мной. Только один костюм Мелитины сшила Ольга. Наверное, присутствует и момент того, что девушки находят отражение своих идей в работах определенного мастера. Ольга Лашнец создает хрустальные, воздушные купальники. Среди ее постоянных клиенток была Люба Черкашина. Мне более близки яркие, театральные, выразительные образы.

— Вы постоянная болельщица художниц?

— Я слежу за выступлениями девушек. Конечно же, смотрела Олимпиаду в Рио и переживала вместе с командой. Мы все одна семья. Я как раз была в отъезде во время Игр-2016, и у меня отключился интернет, когда решалось, будут ли наши групповички с медалями. Из-за нервов у меня поднялось давление. Только часа через три узнала, что Беларусь осталась за пределами пьедестала, было очень тяжелое самочувствие. Я всегда пишу короткие фразочки поддержки Мелитине, Кате. Знаю, что они очень напряжены. Поэтому стараюсь не отвлекать, но я с ними мысленно рядом.

Фото: Reuters
Любовь Черкашина выступает на Олимпиаде в Лондоне в 2012 году. Фото: Reuters

— Гимнастки — суеверный народ?

— Девочки никогда мне не говорили: это купальник везучий, а этот — нет. Мне кажется, что мои костюмы всегда получаются на выходе намоленными. Мы творим с мыслью о том, чтобы купальники принесли гимнасткам удачу, прощупываем каждую деталь своими руками, вкладываем позитивную энергетику.

— Любовь Черкашина отмечала, что на Олимпиаде в Лондоне в ее купальник был вшит крестик. Получается, эти обереги гимнастки добавляют самостоятельно?

— У спортсменок есть свои амулеты. Бывает, мне приносят костюмы на ремонт, и я нахожу под юбочкой маленькие булавки. Я понимаю, что это обереги, которые трогать не надо. У каждого своя тайна.

Поделиться страничкой на:
  • 1
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Leave a Comment

13 + 8 =