От хореографического училища до балетной фотосъемки: история фотографа

Наверное, многие из наших читателей видели в социальных сетях артистов балета эти фотографии — с продуманным образом, удачными позировками и нестандартным решением по свету и оформлению. Самое время познакомиться поближе с автором этих работ — Марианной Сорокиной, которая прошла путь от воспитанницы хореографического училища до балетного фотографа. Об этом она сама сейчас нам и расскажет!

Меня зовут Марианна Сорокина, я балетный фотограф, один из немногих, кто имеет свой собственный балетный бэкграунд.
Плотно балетной съёмкой я занялась меньше трёх лет назад, снимаю сейчас в основном в Петербурге, но работаю не только с артистами петербургских театров — Мариинского, Михайловского, театра Б. Эйфмана — за неполные три года мне уже удалось посотрудничать с танцовщиками и постановщиками из Большого театра, Португалии, Израиля, Германии.

 
Артистка Мариинского театра Александра Хитеева
 
Артистка Мариинского театра Александра Хитеева
 

«Сильфида» и хореографическое училище

В мои неполные 4 года мне посчастливилось попасть в Михайловский театр на спектакль «Сильфида», именно тогда я окончательно и бесповоротно влюбилась в атласные туфельки, белоснежные пышные юбки и невесомость балетного мира. Тогда же, в тот же вечер, я дала себе обещание, что тоже буду танцевать на пуантах.

Обещание сдержала — в 10 лет поступила в Бишкекское Хореографическое училище (тогда мы жили в Киргизии), там же встала на пуанты, а годом позже приехала в Петербург — покорять тогда ещё училище Вагановой, ныне — Академию. Но покорить Вагановку мне не удалось — уже после первого тура был вынесен вердикт: непропорциональное тело, ноги короче туловища.

Не помню, чтобы я тогда сильно расстроилась, но почти сразу мама отвела меня на просмотр в театр Детского Балета, художественным руководителем которого и по сей день является ученица и выпускница самой Агриппины Яковлевны ВагановойИрина Александровна Сафонова, а директор и педагоги — в прошлом артисты Мариинского театра. Туда меня после небольшого просмотра приняли, и там прошли почти шесть лучших лет моей жизни.

 
Ученицы АРБ им. Вагановой Элина Черных и Анастасия Гуреева
 
Ученицы АРБ им. Вагановой Элина Черных и Анастасия Гуреева

Театр Детского балета

Я не имела ни особых способностей, ни особых данных для балета, но у меня был потрясающий педагог, Юлия Константиновна Серебрякова, которая верила в меня. Вера оказалась решающей (как это часто и бывает), и вскоре мне стали доставаться и центральная палка (хотя при первой же возможности я двигалась поближе к роялю), сольные и даже главные партии.

Пять дней в неделю у детей всех возрастов обязательно был класс – абсолютно идентичный тем, что идут в главных хореографических заведениях страны, затем репетиции — в общей сложности от 1,5 до 4 часов на протяжении шести лет я проводила в здании ДК Горького, где тогда базировался театр.
У нас был обширный репертуар (несколько полноценных двухактных балетов, но адаптированных для просмотра детьми разных возрастов), оригинальная (и совсем нелёгкая!) хореография И.А. Сафоновой и потрясающие костюмы и декорации — в том числе в исполнении Вячеслава Окунева, который оформляет спектакли Мариинского театра.

 
Фрагмент премьерного спектакля MAD company "1234"
 
Фрагмент премьерного спектакля MAD company «1234»

Реальность — особенно внутритеатральная, превзошла все мои ожидания, это действительно было самое интересное и полезное время для меня, время, когда каждое мгновение в репетиционном зале или на сцене было вдохновением и поиском суперспособности преодолевать себя. Часто меня спрашивают, было ли мне когда-нибудь обидно, что я не поступила в Вагановку. Отвечаю всем одинаково: никогда.

Травма, филфак СПбГУ и фотография

К сожалению, в 15 лет я получила бытовую травму, не связанную с балетом, но помешавшую заниматься и танцевать в полную силу, ещё примерно полтора года я исправно ходила на класс и танцевала весь доступный мне репертуар, ездила с театром на гастроли, где, кстати, много фотографировала на старый плёночный фотоаппарат все, что окружало меня, но только не балет, но к концу 11 класса школы мной было принято нелегкое решение оставить балет в прошлом.

Были мысли поступать в театральный институт, но так случилось, что я оказалась на филологическом факультете СПбГУ, а затем получила ещё одно, медико-экономическое образование.
Коммерческой фотографией я занялась в 2011-м, большим моим увлечением стал женский портрет, а к 2017 я вспомнила о своем увлечении балетом и с тех пор плотно связала свою жизнь с балетной фотографией.

 
Солист Мариинского театра Виктор Кайшета
 
Солист Мариинского театра Виктор Кайшета

Каждая съёмка — коммерческая или творческая, постановочная студийная или репортажная репетиционная, с профессионалами и любителями — сопровождается детальной подготовкой с моей стороны.
С профессионалами в зависимости от их формы на момент съёмки, нашей с командой задачи и жанра съёмки мы пробуем осуществлять различные задумки и образы — от минималистичных до сложных и изысканных, от простых в исполнении до тех, которые требуют больших сил и иногда — нескольких дублей.

Поскольку тело, ноги и руки артиста — это его «лицо», хлеб и в некотором смысле — имя — я не могу допустить ситуацию, когда отдаю им фото с несовершенной позой. Сильные стороны должны быть подчёркнуты, слабые — спрятаны так, чтобы никто не догадался об их наличии. Это мое жизненное кредо, и я никогда ему не изменяю. Могут меняться мои вкусы, взгляды, направления съёмки, но этот пункт будет неизменным всегда.

 
Солисты Мариинского театра Рената Шакирова и Алексей Тимофеев
 
Солисты Мариинского театра Рената Шакирова и Алексей Тимофеев

Конечно, я снимаю учащихся и студентов балетных школ — здесь ставка также идёт на чистоту и академичность поз — насколько это возможно с каждым конкретным человеком. Многие театры, проводя audition, просят предоставить снимки с основными балетными позами, и здесь моя задача — представить выпускницу/выпускника в наиболее выгодном свете. Никогда не дорисовываю подъемы, «птички» и не удлиняю ноги — просто снимаю с нужного ракурса и не вру ни себе, ни героям.

Отдельная моя любовь — съёмки репетиций, бэкстейдж и спектаклей — здесь я не могу вмешиваться в процесс и моя основная задача — все время быть начеку и пробовать ловить неуловимое.

 
Портрет студентки АРБ им. Вагановой Лизи Авсаджанишвили
 
Портрет студентки АРБ им. Вагановой Лизи Авсаджанишвили

Балетная съёмка небалетных моделей

Ещё одна интересная сфера — съёмка любителей — и детей, и взрослых. В этом случае упор делается не столько на эффектность и сложность, сколько на безопасность: ни взрослый, ни ребенок не должны в рамках нашей работы переломать себе ноги и руки, неумело и без страховки вставая на пуанты или пробуя сделать то, что явно им не под силу.

Я называю этот вид съёмки стилизацией — мы скорее создаём атмосферу балета — при этом герой съёмки минимально рискует здоровьем и максимально вдохновлён процессом.

Съёмка артистов (полагаю, что не только балетных) — не всегда веселое приключение, она полна сложностей: и человеческий фактор, и технические трудности — все это сопровождает почти любую съёмку — но именно эта неоднозначность мне нравится. Она очень мобилизует, мотивирует, учит быть незаметным или, наоборот, брать инициативу в свои руки, когда это необходимо, а каждое новое знакомство с интересным человеком обогащает меня как фотографа и личность, и это, мне кажется, главное.

Марианна Сорокина в социальных сетях:
Instagram
Вконтакте
Facebook

The following two tabs change content below.
Главный редактор сайта RSG iRadio с 1994 года. Музыка, содержание, работа с клиентами... Все для вашего хорошего настроения и комфортной навигации.
Поделиться страничкой на:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

5 × 3 =