Растяжка на миллион: как бизнесвумен Анна Канюк посадила Москву и Дубай на шпагат

В новом выпуске Forbes Digest мы поговорили с основательницей школы растяжки TOPSTRETCHING Анной Канюк о том, сколько нужно денег для запуска успешного спортивного бизнеса, важны ли чемпионские регалии и специальное образование в этой сфере и кто посещает занятия в ее студии в мусульманской стран.

Мастер спорта по художественной гимнастике, блогер и сооснователь проекта TOPSTRETCHING Анна Канюк начинала с частных занятий с детьми, а сейчас в ее подчинении более трехсот сотрудников, которые работают в студиях в нескольких странах мира, включая Россию, Украину, Беларусь, а с недавних пор и ОАЭ. 

О раскрутке в соцсетях

Очень хорошо развито до сих пор сарафанное радио, и если людям что-то нравится — они, разумеется, будут делиться этим со своими друзьями, знакомыми, близкими, рассказывать о своем опыте в социальных сетях — если это положительный опыт, конечно. И мне очень радостно оттого, что мы являемся такой организацией, о которой идет такая положительная молва.

Сначала появился бизнес, потом появился Instagram, потому что сначала мы полгода были в группе «ВКонтакте». То есть мы клиентов, которые к нам приходили на тренировки, агитировали, чтобы они подписывались на нас на VK.com и там уже рассказывали, когда следующая тренировка, где встречаемся, какие у нас мероприятия, куда едем развлекаться и так далее.

Когда появился Instagram, я решила попробовать вести страничку на любительском уровне. Чисто в моменте, здесь и сейчас, постила фотки, видео, которые начали уже собирать какую-то активность, какую-то аудиторию вокруг себя. И в тот момент как раз были очень благоприятные алгоритмы Instagram, и наш аккаунт как-то вот начал развиваться, расти.

О конфликте с родителями из-за бизнеса

Муж — это был единственный человек, который меня поддержал, потому что когда я пришла к родителям, чтобы они вернули мне деньги, которые я в студенческие годы у них складывала как бы в копилку… Я прекрасно понимала, что деньги должны работать, и я им дала сумму в 200 000 рублей, которую заработала сама на каких-то других работах, чтобы они этими деньгами пользовались. И у нас была договоренность, что за месяц, когда мне эти деньги понадобятся, я им об этом скажу, и они там со своих зарплат соберут эту сумму и мне вернут.

Они тогда думали, что я коплю на машину, потом я сказала, что я хочу мотоцикл. А потом, когда я пришла и сказала, что мои планы поменялись и я хочу открыть бизнес, папа с мамой посмотрели на меня вот такими глазами — на студентку первого курса… Мне было 19 лет, и родители очень холодно на это отреагировали, учитывая, что у папы было три бизнеса, и все три бизнеса сначала были успешные, а потом загнулись очень резко. Были и рейдерские захваты, и какие-то околокриминальные истории, которые вообще нашу семью не оставили без эмоций и без потрясений.

Разумеется, родители хотели меня предостеречь, уберечь, и сказали: «Нет, мы тебе деньги не вернем. Развивайтесь, пожалуйста, сами. Ты нам потом еще спасибо скажешь, что мы тебе эти деньги вернем попозже, когда ты что-нибудь надумаешь себе нормальное купить». Мы (с мужем) скинулись, и у нас оказалось на руках 20 000 рублей, на которые мы купили коврики — и все. Купили 20 ковриков, и я начала тренировать в парке, в сквере, у метро ВДНХ. Делала пост у себя на странице «ВКонтакте», приходили мои одноклассники, мои одногруппники, друзья из лагеря.

О том, нужно ли быть спортсменом для занятия спортивным бизнесом

Безусловно. Но, помимо этого бэкграунда, я еще проходила очень много фитнес-обучений: изучала всякие подводные течения в плане физиологии, биомеханики. То есть тренер — как врач, тем более тренер по растяжке: мы ни в коем случае не должны травмировать человека. И я об этом прекрасно знала с самого старта. Но, ты знаешь, вот ты задал такой интересный вопрос. У нас в команде мы так сошлись с нашими соучредителями, что каждый занимает свою сильную сторону, отстаивает и развивает ее. То есть я больше по тренерству и по такой творческой части сейчас.

Об отношениях с бизнес-партнерами

На первых порах, когда мы были молодыми управленцами, у нас один раз случилась стычка. А сейчас нашему бизнесу уже семь лет, и у нас уже есть опыт, набитые шишки, опыт других предпринимателей, которые тоже (присутствуют) вокруг нас. Мы уже более компетентны в каких-то вопросах. В общем, в то время мы один раз прям вот столкнулись в интересах, после чего мы сели за стол переговоров и распределили обязанности строго между нами троими. И мы в компетенции друг друга не лезем, но общую стратегию компании мы все вместе обсуждаем и принимаем решение. Если двое говорят «да», а третий говорит «нет», то, соответственно, кто в большинстве, того решение и принимаем. К сожалению, я очень часто сейчас остаюсь в меньшинстве, потому что у молодых людей свое видение нашего бизнеса, и очень часто оно оказывается правильным и верным.

О запуске бизнеса и большой удаче

На самом деле первый шаг был не такой энергозатратный, как сейчас можно подумать, (глядя на то), что мы выросли до таких масштабов. У нас была инвестиция в коврики. И был хороший знакомый, который не мог сдать свое большое помещение на Киевской. И он нас пустил туда — с огромной скидкой. Мы платили за нашу первую студию всего 50 000 рублей в месяц, находясь в трех минутах от метро. Это огромная удача, это просто благословение, которое снизошло на нас. И мы в этом помещении пробыли два месяца и уже сколотили какие-то денежки. И потом наш добрый друг нашел большого человека, который готов был за 900 000 рублей взять все это его помещение.

Мы там брали (в аренду) всего одну комнатку. Мы могли там много чем пользоваться, но из-за того, что мы не делали там ремонт, мы пользовались только одной комнаткой с зеркалами, со станками, то есть все под нашу деятельность уже было оборудовано. То есть мы так легко вошли в бизнес. Заработали где-то тысяч 300-500 за первый месяц, за второй месяц — может, там ближе к миллиону. Я не помню, если честно, это было шесть лет назад, и мы тогда никакого учета не вели. У нас не было ни бухгалтера, никого у нас не было.

О расширении

Первые полгода мы очень жестко работали с 8 утра до 10 вечера. То есть это 14-часовой рабочий день, и меня иногда не было даже часа, чтобы покушать. И я тогда очень сильно убила свой метаболизм, вот именно в те полгода. Я могла утром позавтракать плотно и в 11 часов тоже покушать, иногда получалось что-то перехватить в середине дня. То есть я была так заряжена, у меня было реально много энергии, чтобы отдавать (ее) клиентам. Клиенты мне свою энергию отдавали, и у нас был отличный тандем такой. Но меня хватило на полгода, и я поняла, что я так больше не могу — тренировать 6-7 дней в неделю. У нас было два зала во второй студии на Большой Дмитровке. Мы с Владом вдвоем работали. Наняли еще одного тренера, потом еще одного, и вот так начали обучать — по одному человеку. Это было персональное обучение: что я делала на своих тренировках, я вот прямо детально рассказывала человеку, который приходил (на работу) и, по нашему мнению, был достоин этой должности. 

О бизнесе в Дубае

Ой, там нас очень хорошо приняли. Во-первых, там большое русское комьюнити. Многие о нас уже знали до того, как мы приехали. Многие просили, чтобы открылись в Дубае. И у нас сейчас там две локации работают, одна из которых по площади является просто четвертью всех наших филиалов. То есть там наш gym по площади 2500 квадратных метров. Он огромный, там просторно, там красиво. И это самый большой gym во всем Дубае. Это наш первый проект, когда мы gym сделали. 

У нас две классные локации. Один филиал у нас чисто женский. Мы первый филиал сделали, чтобы прощупать почву: учитывая, что это мусульманская страна, мы сделали чисто женский формат. И он пользуется успехом, к нам ходят как экспаты, так и русские девушки. И мусульманские (девушки) к нам ходят и показывают себя. Это вообще удивительный опыт. Они очень богатая нация в плане культур, и мне очень интересно с ними работать, потому что я была персональным тренером у некоторых девушек-арабок. 

И второй проект мы открыли, там уже микс: как девушки, так и мужчины. И детские группы у нас там есть. И ты знаешь, арабок ходит меньше, к сожалению, местных. Хотя для них там есть своя зона, они могут туда прийти тренироваться, персонального тренера взять. В перспективе будем для них отдельные группы делать, чтобы только они и никого больше. Такой приват. 

О переходе в онлайн

Были такие варианты. Но ты знаешь, дома долго не просидишь. Очень хочется общаться с командой, общаться с клиентами — для нас это больше, чем работа, бизнес, деньги и слава, которую приносит нам этот бизнес, да. Это комьюнити, и мы друг другу помогаем. То есть у нас такой клуб — у меня есть специалисты, мне кажется, во всех сферах, которые могут мне помочь, а я могу помочь им. Очень часто мы друг с друга даже не берем деньги за какие-то услуги, которые можем друг другу оказать. Это очень ценно. Поэтому офлайн-формат, думаю, будет жить, и вообще в глобальном плане он будет процветать, потому что качественных заведений на самом деле не так много. Я думаю, людям все равно нужно куда-то идти после работы, где-то с кем-то знакомиться, общаться, а не просто в мобильник утыкаться и сидеть там в чатиках, в «Тиндере», в каких-то других приложухах. 

И даже онлайн-тренировки тебе не будут давать столько кайфа. Все равно хочется прийти ко мне на тренировку. Я жду людей к себе на тренировки, я делаю мастер-классы на большое количество человек. Люди когда приходят, видят меня, они просто так вот подходят ко мне и… Ну я понимаю почему — потому что они в онлайн со мной развиваются, тренируются, а потом встретить меня вот именно так — это для них.… И не только меня, других наших талантливых тренеров.

Источник -> forbes.ru

The following two tabs change content below.
Главный редактор сайта RSG iRadio с 1994 года. Музыка, содержание, работа с клиентами... Все для вашего хорошего настроения и комфортной навигации.
Поделиться страничкой на:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

19 − четырнадцать =