Sony TA-E1000ESD: винтажный процессор окружающего звучания в роли аудиофильского ЦАП

На написание данного материала отчасти подвигли регулярно ужасные измерения стереотракта AV-ресиверов. Даже в дорогих AV-процессорах творится полное безобразие. Похоже, ребята забили на стерео, полагая, что регулярные бомбежки сабвуфером отбивают желание совать нос в аудиофилию. Но поскольку из моей многоканальной системы сабвуфер исключен и слух сохранился, придется, по словам президента Лукашенко, понемногу «перетрахивать» этот вопрос.

Когда это произошло? Сложно сказать. Попробуем начать с той поры, когда все носились со словом Digital на морде компонента, а причастность к многоканальному звуку считалась самым перспективным направлением.

Sony TA-E1000ESD появился в 1989 году и поразил публику от мала до велика. Параметрический эквалайзер, Dolby Pro Logic, звуковые DSP-поля… Сложно сказать, кто составлял и на кого был рассчитан мануал TA-E1000ESD. Даже теперь я не в силах осилить все его закоулки. От настройки коэффициента отражающей способности стен становится тоскливо и страшно. С другой стороны, именно Sony TA-E1000ESD в качестве звукового референса регулярно поминал мой любимец Роман Пашарин (aka Лорд Килра) в своих поливах в журнале «Аудиомагазин». Сейчас Пашарин выбыл из движа и утешается сборкой китайских телескопов для изучения звёздного неба Щелково. Ну, а Sony TA-E1000ESD прибыл по месту тестирования.

Отчасти можно понять хайфайных дядек, проклинавших все девяностые и нулевые «нэды» и «кэмбриджи» с пластмассовыми фасадами. У Sony TA-E1000ESD, как и было положено ES серии, боковины обшиты ДСП-накладками с ламинатом под дерево — прямо как у колонок. На солидной черной панели загорается дисплей с матричным шрифтом. Режимы работы подчеркиваются лаконичными светоэлементами, не большими и не маленькими.

В органах управления совершенно нет ощущения какой-то алишной типовой рассыпухи, которая сейчас встречается сплошь и рядом. Согласитесь, как-то уныло в аудиотехнике жать на кнопки, словно в казенном лифте многоэтажки или госучреждения, на скорую руку облепленного уродскими вентпанелями.

В Sony TA-E1000ESD множество клавиш частично спрятано под откидывающимся баром, а сам прецизионный ход органов управления откровенно указывают на возможности производителя. Не поскупились! При этом стоимость модели в 1989-м была вполне адекватна, около тысячи долларов. В своих последующих аппаратах серии ES компания еще поддерживала уровень премиальной отделки, но вообще подобное отношение сохранилось только у дорогих японских брендов вроде Accuphase или Esoteric. Все остальные утешали потребителя, что они вложились в звук, а не в релюшки с нежнейшим откликом нажатия.

Изначально устройство рассчитано на американский рынок, но сзади его можно переключить на 220 вольт. Остаются неизменными лишь разъемы под плоскую вилку на кабеле питания и четырех вспомогательных розетках на задней панели. В правом нижнем углу находятся разъемы фирменной шины управления S Control. Через нее комплектным пультом ДУ RM-P1000 можно было управлять разной смежной техникой Sony. А модель пульта RM-S520, позволяла даже оперировать по S Control виниловым тангенциальным проигрывателем PS-FL7 — старт/стоп, опускать и поднимать иголку.

Sony TA-E1000ESD оснащен двумя парами фронтальных выходов на ОУ JRC NJM4580D, эквивалентных между собой. Таким образом, можно питать два усилителя. Но все-таки, лучше, чтобы они были не интегральными, а чистыми оконечниками, либо имели выделенный вход на секцию мощности. Ведь как такового фиксированного уровня в нашем процессоре нет. Всё определяется взмахом моторизированной ручки громкости.

Авторитет цифровых технологий и многоканального аудио в конце восьмидесятых был таковым, что у Sony TA-E1000ESD даже нет нормальных аналоговых входов. То есть сами-то разъемы RCA имеются с избытком, даже фонокорректор прицепили. Но все входящие сигналы оцифровываются встроенным АЦП Asahi Kasei AK5326-VP с разрешением 18 бит/48 кГц и подаются на DSP-процессор CXD1160. Никому в Sony и в голову не могло прийти, что кто-то откажется от параметрического эквалайзера или увлекательных режимов Theater или Hall. Все это великолепие с некоторым трудом можно отключить в меню, а насчет отдельного режима Direct Stereo производители спохватились только в следующей модели TA-E2000ESD. Однако все эти неудобства можно простить, учитывая, какой интересный ЦАП стоит внутри TA-E1000ESD и вполне умеренные цены на вторичном рынке сегодня. Аппарат действительно был популярным и до 1992 год их выпустили немало.

К сожалению, я не покажу вам те самые чипы Burr-Brown PCM1701P, уж поверьте на слово, что они там стоят. Дело в том, что сразу под крышкой сначала идет грядка видеокоммутации TA-E1000ESD с бесполезными ныне композитными и S-video. На втором уровне находится плата обработки звука, снабженная нехилыми теплоотводами. И только затем под ней, на самом, так сказать, basement установлена третья плата с цифровыми входами. Вообще в целом аппарат напоминает здоровый AV-ресивер. Так что там с PCM1701P?

Это оказалась довольно-таки редкая штука, в моноисполнении (т.е. их пара для стерео), на которую сегодня даже нет даташита. Говорят, это аналог (или косметическое развитие) 18-битного PCM58 с очень хорошей репутацией. Некоторые знатоки-мультибитычи ставят его выше 20-битного последователя PCM1702 и даже классики жанра PCM63. Во всяком случае, цена на PCM58 была самой высокой. В чипах R-2R счастье ведь не в экстрабитах, а в точности лазерной калибровки резистивной матрицы. И в этом плане допуски в спецификации на изготовление PCM58 были весьма строгими. PCM1701P изготовлялись на заводе Burr-Brown в Японии. В следующем TA-E2000ESD уже стояли родные ЦАПы Sony CXD2562, а сам аппарат поддерживал Dolby Digital.

Центральный, тыловые каналы и выход Rec Out у процессора обслуживались более скромными ЦАПами NEC µPD6376 с 16-битным разрешением. Занимательно, что на свой оптический выход TA-E1000ESD без проблем пропускает сквозным каналом до 24 бит/192 кГц. При том, что само устройство принимает на SPDIF-приемник Yamaha YM3623B и обрабатывает только 48 кГц, отбрасывая затем на конвертере 6 младших разрядов у 24 бит. DSP-эффекты не применимы к цифровому источнику сигнала, только к аналоговому. Но и вошедшие аналоговые сигналы после внутреннего АЦП по оптике уже не заполучить. С Дона выдачи нет, очень жаль. Тогда Sony TA-E1000ESD мог бы стать рекордером. Но не такова Sony, вбухавшая эшелоны денег в борьбу с незаконным распространением контента.

Приближение входящего цифрового сигнала к максимальному уровню 0 дБ, поджигает красную надпись OVER. Разумеется, что на современных фонограммах тревога будет загораться довольно часто. Для аналоговых и цифровых сигналов можно немного убавить входящий уровень с помощью регуляторов, расположенных под баром TA-E1000ESD. Но вмешиваться я не стал, чтобы не уменьшать допотопными цифровыми обработками оригинальную целостность потока.

Также было решено не мучить аналоговыми источниками Sony TA-E1000ESD, тем более, что работа ММ-фонокорректора не впечатлила. Этот звук нельзя было назвать жестким или оловянным, он был откровенно скучным и не покидал колонок. А разбирать работу параметрического эквалайзера или DSP-эффектов было не очень интересно, да и потребовало бы отдельного материала. Поэтому все дальнейшие впечатления были получены от Sony TA-E1000ESD в роли чистого стерео ЦАПа.

Подключение по коаксиалу понравилось больше, чем по оптике, хотя я настраивался на обратное, учитывая причастность Sony к учреждению TosLink. Я решил начать с материала под стать временному континууму, в котором возник TA-E1000ESD. А именно скормить ему аудиофильские CD-сборники Stereophile и Telarc еще «тех» лет.

О да, здесь даже домашние заглянули в комнату, обратив внимание на ЗВУК, обычно я слушаю другую музыку. А тут заиграло так же грандиозно и пугающе, как в High-End салоне или на аудиовыставке. Саунд, который получился на Sony TA-E1000ESD, нельзя назвать расслабляющим, он недвусмысленно требует внимания и концентрации. Не совсем похож он и на виниловую пластинку, чтобы не говорили адепты мультибитов. Sony TA-E1000ESD неинтересно слушать на малой громкости, хочется прибавить тяги, хотя насыщенные моменты могут прозвучать утомительно. Не знаю, считать это достоинством или недостатком. Он не прячет ВЧ, все-таки это аппарат с традиционным фазолинейным фильтром и 8-кратной передискретизацией. И здесь я бы хотел объясниться.

Было бы слишком просто отбояриться каким-то заезженным эпитетом о телепортации на живой концерт. Нет, я ни на секунду не утратил ощущения аудиосистемы (хоть и с крутым звуком). Тем более, что и расслабиться не получалось из-за обилия на ранних сборниках Telarc Sampler русских композиторов: Чайковского, Мусоргского, Стравинского, чья вечно беспокойная интонация сантиментов и назойливости мне как-то против шерсти. И все-таки, продираясь через атаки чужой музыки, всякий раз хотелось отметить «реализм» какой-то детали вроде регистра органа или литавра. Нет, у меня так раньше не играло, хотя усилитель мощности и колонки остались прежними.

Память аудиофила услужливо подсказывала, что нечто подобное мне довелось слышать в гостях на индустриально красивом ЦАПе Proceed PDP с аналогичным чипом Burr-Brown PCM58P. Застолье было в соседней комнате. А из комнаты с аудиосистемой раздавалась тяжелая поступь баса в обрамлении короткого эха, придававшем музыке немного подвальный, но все же весьма живой характер сыгранности «здесь и сейчас». Но прошу суд не принимать во внимание этот абзац, потому что описанным событиям более десяти лет и все это может являться всего лишь авторской попыткой придать интригу повествованию.

С некоторым беспокойством я приступил к отслушиванию на 1000ESD своего традиционного материала — инди-рок, дрим-поп, нью-вейв, постпанк, шугейз, эмбиент, фолк, эйсид и прочие маргинальные гармонии разных лет. Попутно прикидывая, какой нужно будет городить селектор на усилитель мощности между ним и штатным RME ADI-2 Pro FS для мгновенного сравнения. Неужели были правы старики-мультибитычи и у дельты нет шансов?

В роли коммутатора по очереди выступили пассивный переключатель Luxman AS-4III и предусилитель Conrad-Johnston. Последний позволяет переключать входы через ДУ. В данном случае это было критично важно для окончательных выводов при сравнении. Ведь положение слушателя должно оставаться неизменным во время смены источника.

Оба аппарата одновременно получали PCM сигнал от USB-S/PDIF-преобразователя SOtM dX-USB HD, у которого много цифровых выходов на любой случай. Нелишним будет добавить, что перед сравнением на проводах, идущих с усилителя мощности Threshold на акустические системы, от Sony и RME я добился совпадения выходного напряжения до сотых долей вольта. Иначе об объективном сравнении можно только фантазировать, как о Proceed десятилетней давности. К счастью, оба источника позволяют тонко подстраивать уровень своих выходов и, при необходимости, вносить коррекцию в баланс каналов.

В итоге слушательская оценка показала примерный паритет возможностей. Современный аппарат, уступив в ряде моментов, в других аспектах не спасовал. А Sony TA-E1000ESD, сохранив свою способность внезапно очаровать дыханием и локализацией какого-то «достоверного звука», стал для меня пристрастным источником, но не универсальным .

После Sony, звучание RME ADI-2 Pro FS казалось будто с выключенным эквалайзером, на котором была накручена вкусная звонкость «для тарелочек». У Sony очевидно богаче тембры на акустических композициях, против более сглаженной и нейтральной подачи ADI-2. Перечисленные особенности относятся к материалу записанному микрофоном. Синтетические звуки (т.е. не клавишные, а именно смоделированные в среде музыкального софта) звучали на TA-E1000ESD совсем не так эффектно. Не очень нравились ему и всякие насыщенные, агрессивные фонограммы, которые RME обрабатывал куда более уверенно и невозмутимо. При этом сцене Sony порой не хватало полета, в отличие от RME, у которого звук способен отрываться от колонок полностью.

С хайрезами подтвердились история, которую я все время талдычу. Не надо транкейта, не загоняйте 24 бит на ЦАПы с более низкой разрядностью, какими бы меломанскими они ни являлись! Тембральные красоты Sony TA-E1000ESD сразу скукоживались, как будто из звукового шара выпускали воздух. В этой ситуации хайрез отыграет гарантированно хуже, чем обычный Red Book на 16 бит. И, между прочим, последствия транкейта заметней, чем тонкая разница между «дельта-сигмой» и R-2R, о которой я толковал выше. Скорее всего, подобные эксперименты впихивания HD Audio потока на старые чипы и приводили мультибитычей-винтажников к ложным выводам. Мол, все ваши хайрезы чепуха по сравнению с нормальным компакт-диском.

Перед тем, как перейти к технической экспертизе, несколько промежуточных выводов. Спору нет, Sony TA-E1000ESD хоть сейчас можно ставить источником на крутой аудиовыставке. Подрубить его к паре мощников, гонять классическую музыку и всякие блюзА – это будет успех. Главное, не пускать ничего с разрядностью 24 бит. Что касается современного домашнего применения, то окончательное решение зависит от структуры вашей фонотеки. Если вам никакие хайрезы не нужны, это must have. Лично я с удовольствием оставлю Sony TA-E1000ESD на коммутаторе в системе, чтобы переключаться на определенных фонограммах. Только не ставьте на верхнюю крышку ничего. Теплоотводы, надо сказать, греют так, что могут и технику подплавить.

Немаловажно и то, что для аппарата, в котором используется всего лишь двухканальный ЦАП, Sony TA-E1000ESD чертовски громоздок. Его нельзя будет поставить на подоконник в кухне либо возле компьютерного дисплея в качестве внешней звуковой карты. Абсурдное значение 340 Ом выходного импеданса на разъеме для наушников только подтверждает это обстоятельство.

Технический комментарий

Sony TA-E1000ESD способен создавать максимальное напряжение до 3,7 Вольт (крайнее положение регулятора уровня). В реальности, при прямом подключении к усилителю мощности от него потребуется даже меньше стандарта 2 Вольт. Поэтому все слуховые тесты были выполнены в положении громкости «до 12 часов», что соответствовало напряжению 0,6 Вольт.

Сопоставление характера искажений в высокочастотном диапазоне указывает на то, что клок-генератор в Sony TA-E1000ESD один и он настроен на 48 кГц. При воспроизведении контента с дискретизацией 44,1 кГц возникают мелкие помехи пересчета. Похожая ситуация наблюдалась с Sсhiit Jotunheim Multibit.

Также следует отметить на графике присутствие 50 Гц помех питания, что неудивительно для такого насыщенного электроникой устройства. Выключение дисплея никак на показаниях не сказалось.

Сигналы малого уровня (- 90 дБ) выглядят искаженными и зашумленными — это вообще слабое место преобразователей R-2R.

Выход на наушники при сопоставимых характеристиках с линейным демонстрировал еще более высокий максимум напряжения 7 Вольт. Но высокий выходной импеданс обессмысливал эту затею. С такими параметрами сюда можно было включать разве что какие-нибудь 600-омные модели, которых у меня не было.

Аналоговые входящие сигналы ожидаемо обрезались по частоте 24 кГц (т.е. 48 кГц дискретизации), но сохранили линейность в отмеренном диапазоне. Динамический диапазон сигнала после двойной AD-DA конвертации по разрешению примерно находился между 15 и 16 бит. В целом достаточно приличные показатели для своего времени.

ЦАП Burr-Brown PCM1701P использует классический фильтр фазолинейного типа Sharp с 8-кратной передискретизацией. Выходной сигнал инвертирован по фазе. Насыщенный звук типа розового шума с уровнем 0 дБ конвертеру не очень нравится, растут шумы и интерсемпловые искажения в ультразвуковом диапазоне. Все успокаивается при снижении уровня на -3 дБ.

Несмотря на клок 48 кГц, устройство демонстрирует прекрасные показатели уровня джиттера на сигнале 44,1 кГц. Причем не только для своего времени, но и в сравнении с современными AV-процессорами. При этом оптическое и коаксиальное подключение демонстрируют немного разный характер.

У коаксиального варианта более выражены пики из-за более низкой, чем у оптики шумовой полки. В любом случае оба варианта заслуживают похвалы. Уже в 80-х годах уровень тактирующих цепей был достаточным для низкого джиттера. Главное было не экономить и ставить комплектующие с максимальным быстродействием, что Sony всегда могла себе позволить в аппаратах ES-серии.

Источник -> Stereo & Video

The following two tabs change content below.
Главный редактор сайта RSG iRadio с 1994 года. Музыка, содержание, работа с клиентами... Все для вашего хорошего настроения и комфортной навигации.
Поделиться страничкой на:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

14 − один =