Спортивный Психолог Вадим Гущин: «После карантина в семьях спортсменов может увеличиться число разводов»

Специалист рассказал о проблемах сильных людей, которые вынуждены прервать тренировки

Психолог Вадим Гущин работает со многими ведущими российскими спортсменами, в основном, с теннисистами, а ещё возглавляет занимающуюся проблемами изоляции экипажей лабораторию социальной и когнитивной психологии Института медико-биологических проблем (ИМБП). В интервью «КП» он рассказал, почему для спортсменов, особенно семейных, самоизоляция – настоящее испытание.

Эндорфины и адреналиновая ломка

— Как в условиях самоизоляции психологически чувствуют себя спортсмены?

— Тяжело. Например, Андрей Рублев – самый прогрессирующий у нас за последние месяцы теннисист. Он в своём Инстаграмме рассказывал: ну, вот сделал я задание, которое мне по интернету сообщили тренеры, дальше-то чем заниматься? Ведь у них, теннисистов высокого уровня, жизнь очень напряженная была: тренировки, переезды и сборы, матчи еженедельно и без перерыва почти круглый год – и все это вдруг исчезло! Чем заполнять? Они не очень знают, непривычно очень.

— Свободное время – это не для спортсменов?

— Не стоит внушать себе иллюзии, что спортсмен в период расцвета может позволить себе разносторонние интересы и насыщенную культурную программу, времени на это нет. Отдых и свобода — это роскошь. Плюс наработанные за годы мышцы требуют постоянной нагрузки. Ее непросто дать в условиях малого пространства. Хорошо, если у тебя огромная «фазенда», и ты там можешь бегать на газоне. А если нет? Так что спортсменам в физическом плане сложнее, чем обычным людям, да и сенсорная (дефицит новых впечатлений) и социальная (дефицит контактов) депривация негативно влияет на психическое состояние. Широко известно, что эндорфины, так называемые гормоны счастья, выделяются при движении. И не даром говорят, что спортсмены – «адреналиновые наркоманы». Звучит грубовато, но они действительно привыкли постоянно быть в движении, в игре. А теперь движения мало, адреналина недостаточно выделяется. Поэтому спортсменам карантин дается гораздо сложнее, чем офисным работникам.

— И что вы им советуете?

— Осваивать новые по структуре движения, не требующие большого пространства: например, йогу или танцы. Кстати, танцы в условиях небольших квартир — возможно лучший выход. Эмоционально, ритмично, энергично. Сейчас время овладения новыми навыками. Особенно у молодых. Пеките торты, учитесь играть на арфе! Я серьезно. Чем занимались декабристы, сосланные в Сибирь? Они открыли школы для детей, хотя и не были педагогами. Чинили часы, писали книги, выращивали сады. Чем занимались революционеры времён царизма в одиночной камере? Делали из хлебного мякиша шахматы и играли. Человек умный и энергичный в нынешних условиях должен найти себе новую область проявления активности.

— Йога, значит, тоже подходит?

— Почему нет? И управление собой, дыханием, и растяжка, которая потом от травм может уберечь. Есть много вещей, которые можно было бы делать. Но я боюсь, что некоторые спортсмены сами до этого не дойдут. Потому что у них есть еще одна профессиональная вредность – они с детских лет привыкли, что их день, его наполнение определяется другими людьми. Доктор или тренер наметили режим дня, он и живет по этому режиму. А где сейчас тренер? Кто сейчас режим регламентирует?

У олимпийцев растет ощущение утраты

— У спортсменов, а у теннисистов – особенно, заработок зависит от количества турниров, которые они сыграют. Соревнований сейчас нет, каждый день простоя – это по сути потерянные деньги. У них есть по этому поводу какой-то психоз?

— Невроз даже, скорее, не у теннисистов, они чего-то все-таки за карьеру заработали. Невроз у обслуживающего персонала. У каждого теннисиста есть команды: физиотерапевт, специалист по физподготовке, тренер. Знаете сколько тренеров потеряли работу? Потому что деньги им игроки платят с призовых, а тут призовых нет. Конечно, если ты молодой, начинающий или ветеран — финансовая проблема обострена. Но невроз у спортсменов не только из-за денег.

— А из-за чего?

— Есть у спортсменов такой жизнеопределющий, системообразующий фактор, как Олимпиада. Вот сейчас ФМБА (Федеральное медико-биологическое агентство) распространило среди атлетов сборных анкету, чтоб определить психологические проблемы изоляции и наметить варианты помощи. И там есть вопрос: как вы переживаете то, что не будет Олимпиады? Понимаете, что такое Олимпиада для спортсмена? Ведь ты всю жизнь к ней готовишься, к одному единственному за карьеру шансу выиграть медаль для себя, близких, страны, наконец! Потому что через четыре года ты уже можешь не быть в расцвете сил, а четыре года назад — еще не вышел на нужный уровень подготовки. У спортсмена, как правило, есть одна Олимпиада – это его карьерный пик. И сейчас к ним приходят мысли: А что будет в следующем году? В какой я буду форме? Как буду себя чувствовать? А вдруг мой шанс ушел и больше его не будет? Те личные спортивные трагедии, которые были в 80-84-м годах, когда объявлялись бойкоты Играм, сейчас повторяются. А фигуристы? Это же просто беда.

Почему?

— Яркая победная карьера в группе Тутберидзе – это два, максимум, три года. А дальше тебя меняет следующий в очереди. Не из-за жестокости тренера, как принято думать, а из-за суровых реалий этого вида, особых требований к технике с многочисленными прыжками. Фигуристки сейчас потеряли, как минимум, один чемпионат мира. А что с лидерами будет через год? Они, совсем ещё девочки, могут сильно вырасти, прибавить в весе (возрастные гормональные изменения) — и уже не смогут так классно прыгать… Жизнь спортивная отличается от обычной — безумной концентрацией событий, скоростью ее проживания. И то, что для нас месяц — для них год. То, что для нас год, для них — вся жизнь. Вот они сейчас, сидя на самоизоляции, теряют то, ради чего они в спорт приходили, ради чего все эти нечеловеческие испытания проходили — возможность победить. А у нас вместо фигуристов — постоянно обсуждают футболистов и то, отказываются ли они от зарплаты или нет. Такая «бедная» группа людей, с многомиллионными гонорарами и карьерами в 10-15 лет! А что же никто не борется за права саночников? Которые, по сравнению с теми же футболистами, просто получают «копейки», а сейчас и этих «копеек» могут не заработать. О гребцах, фехтовальщиках. Так что «о бедном гусаре стоит замолвить слово», а не о штабистах.

— И как психологически все это переносят спортсмены?

— Я думаю, что будет расти ощущение утраты жизненной цели. Может, сейчас еще нет полного осознания этого, но оно придет позже. Особенно к тем, кто на что-то рассчитывал. На Олимпиаду, на чемпионат мира, кто был в идеальной форме. Вот, предположим, теннисист гениально начал сезон. А что теперь? Удастся ли снова войти в «поток» вдохновения, вернуть былой кураж? Или «Торпедо» мое любимое сейчас не попадет в Премьер-лигу, потому, что решили прервать сезон и зафиксировать текущее положение в турнирной таблице. А почему текущее, когда турнирный путь у всех отличен? Отчего не после первого круга, когда все сыграли друг с другом по разу? Тогда «Торпедо» бы выходило. А сколько болельщиков разочарованных? Эта точка фиксации, совершенно случайная, она у очень многих людей спорта вызывает ощущение дикой несправедливости… и это по всему спортивному миру. Вон, какие протесты звучат из футбольных Англии, Италии. Те, кто пока не на самом верху , а их большинство, требуют доиграть сезон.

А потом спортсмены привыкли годами жить по строгому графику, по календарю матчей и турниров. Они привыкли, что должны быть готовы, условно, к первой неделе декабря. Или в третьей неделе июня. К финалу чего-нибудь. А сейчас, к чему надо готовиться? И когда быть готовым? Организм, который привык работать под четко обозначенную в календаре цель, сейчас попал в состояние неопределенности. И это рождает тревогу. Непонятное и вроде бы беспричинное ощущение, что что-то не так. И непонятно, когда оно пройдёт и что с этим делать.

«Выясняется, что женился ты на совершенно другом человеке»

— Есть такое наблюдение: футболисты часто разводятся после окончания карьеры. Потому что больше времени начинают проводить дома с женами. Это правда? И сейчас в карантин стоит ожидать нечто похожего?

— Вы же судьбу Олега Блохина знаете, да? Он в середине карьеры игрока женился на Ирине Дерюгиной. И все было хорошо, пока он замечательно играл в футбол, а она прекрасно выступала в художественной гимнастике. А потом все быстро закончилось. Пока ты на пике, занят все время — приятно иногда, наконец, приехать домой, увидеться. Обсудить новости, обменяться впечатлениями, подарками, тебе рады, ты — праздник, она — праздник. А сейчас, каждый день — будни. И «любовная лодка» начинает колотиться о быт, пока не потрескается. Поэтому спортсмены после завершения карьеры порой быстро разводятся. Ведь выясняется, что женился ты на совершенно другом человеке, терпеть которого не неделю-другую, а даже месяц — испытание. Просто понять это в бесконечной суете сборов и турниров было некогда.

— А теперь, за два месяца самоизоляции, есть?

— В Китае после карантина резво возросло число разводов. Потому что они трудоголики, у них режим: пришел, поел, обсудил выходные и в койку. Сейчас уже так не получалось: надо о чем-то разговаривать, иметь сходные взгляды, приоритеты и ценности. А не только сродство тел и влечение. И представьте, вдруг выясняется, что нет общих тем, занятий, интересов. И тогда начинается психическая напряженность, порой перерастающая в скандал. В изоляции эта ситуация, которая у спортсмена могла бы возникнуть через несколько лет после завершения карьеры, внезапно происходит здесь и сейчас. И членов спортивной семьи накрывает осознание, что рядом чужой человек. Который, при том, что милый и добрый, совсем не понимает твои проблемы. Ей на твою Олимпиаду наплевать. Ведь у неё свои болезненные проблемы, с домом, детьми. А ты не привык об этом заботиться, потому что это было не твое дело. Тебе говорят: поиграй с сыном, а ты не знаешь, как… А еще персональное пространство. У спортсменов с персональным пространством, как у космонавтов, — плохо. Все время тесный контакт, правда с разными людьми. А тут тоже длительный тесный контакт, но с одним и тем же человеком. А это та же сверх монотония: как капля воды, которая капает на лысину. Когда она капает очень долго и на одну и ту же точку, то человек сходит с ума. И ведь не выйти, как обычно, с друзьями посидеть, с родственниками пообщаться. Как у Высоцкого: «придёшь домой — там ты сидишь».

— Но рано и поздно это закончится. Ожидаете ли вы всплеска травм после окончания карантина?

— Не только недостаточная физподготовка — причина повреждений. Травма – это обычно сочетание психологического и физического неблагополучия. Например, когда у человека игра не получается, он чаще травмируется. Чтоб уйти из психотравмирующей ситуации, избежать негативных переживаний. Вот и после изоляции, более -менее адекватное физиологическое состояние может наслоиться на детренированность отсутствием привычных нагрузок (матчей, соревнований) нервной системы, на полную тревог психику. И эта недостаточная психологическая готовность может привести к травме.

The following two tabs change content below.
Главный редактор сайта RSG iRadio с 1994 года. Музыка, содержание, работа с клиентами... Все для вашего хорошего настроения и комфортной навигации.
Поделиться страничкой на:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

двадцать + одиннадцать =