Умереть, но победить

Успехи израильской сборной по художественной гимнастике в последние годы неоспоримы. Но почему-то именно этот вид спорта сопровождается скандалами. Обозреватель Лиат Бар-Став побеседовала с бывшими членами команды и рассуждает о причинах размолвок.

Когда-то никто представить себе не мог, что израильские гимнасты попадут на Игры-2008 в Пекине. Но сборная Израиля по художественной гимнастике в групповом упражнении не только отобралась, она сумела занять шестое место в финале.

— Все было — пот, боль, слезы. Но оно стоило того! — вспоминает капитан той команды Катя Писецкая.

Незадолго до Олимпиады-2008 года израильские газеты раздули скандал из эпизода, когда тренер Наташа Асмолова якобы ударила Писецкую. После публикации и другие девушки начали жаловаться на тяжелые условия тренировок, что привело к отставке Асмоловой. Прошло несколько месяцев — и член команды пожаловалась, что тренер Ира Вигдорчик «унижала и оскорбляла, не пускала ужинать, мы все плакали».

Писецкая очень неохотно говорит, что за публикациями ничего не было, и отказывается сказать что-то конкретное: «Это никого не должно интересовать. Главное — результаты».

В Рио израильские девушки вновь были шестыми. Медали завоевать не удалось, несмотря на успехи между Олимпиадами.

И опять были скандалы. Примерно за месяц до Игр была опубликована информация, что Вигдорчик, ныне главный тренер сборной, самая яркая и, наверное, неоднозначная личность в израильской художественной гимнастике, якобы ударила на разминке на Кубке мира в Казани одну из участниц команды Екатерину Левину. Федерация художественной гимнастики Израиля назначила специальную комиссию, которая решила не разрушать тренировочный процесс. Вигдорчик продолжала руководить сборной, но ей был запрещен физический контакт с девушками.

Общая цель

— Не хочу принимать чью-либо сторону. Вигдорчик привела нас к результату. У всех есть общая цель, и все хотят ее достичь. Без внутренней силы это невозможно. Самое важное: будет успех — все забудется, — говорит Писецкая.

Нынешнюю сборную Писецкая знает по соревнованиям.

— Приятные девочки. Чемпионат Европы они провели превосходно, но Олимпиада — это нечто иное. На чемпионатах есть оценки за отдельные упражнения и общий зачет, на Олимпиаде — только общий. Нужно побеждать не только европеек, но и китаянок и американок. Это труднее.
30-летней Писецкой в Пекине было 22. В Пекине она была капитаном, на Играх в Афинах 2004 года выступала в личном первенстве.

Она родилась на Украине, гимнастикой занималась с 6 лет. Большую часть детства провела в спортивных интернатах, в 15 лет приехала в Израиль и пошла в спортивный клуб Петах-Тиквы, через год попала в сборную.

— Тренировочный режим в Израиле похож на советский. Может быть, потому, что все тренеры — из Украины и России, выросли и сформировались в СССР. Возможно, что-то в гимнастике покажется странным, если смотреть со стороны, но нам все понятно. Утро начинается с тренировки на снарядах и беговых упражнений, обычно на траве, босиком, вокруг все такое зеленое. После этого уходим в бассейн, после бассейна — завтрак. Главная тренировка проводится днем — это четыре-пять часов работы. Она начинается с балета, потом идет конкретная подготовка с тренером. После тяжелой тренировки — обед, после обеда — медики и массажисты, прежде всего физиотерапия, потом психолог, который помогает справиться с напряжением этих тренировок. Вечером — свои занятия. Всегда трудно, всегда что-то болит. Как-то раз перед чемпионатом мира у одной из девочек был стрессовый перелом третьей степени.

— Это один из самых прекрасных видов спорта. Однако он невероятно тяжелый по многим соображениям, — вторит ей 28-летняя Ира Рисензон, представлявшая Израиль в Пекине в индивидуальном зачете. — Художественная гимнастика — это соединение акробатики, силы, координации и красоты, все вместе. Нужно выглядеть, как манекенщица на подиуме, и все время улыбаться. Это беспрерывная работа по восемь часов в день, иначе упражнения не будут казаться такими простыми. Помню, как я засыпала на шпагате. Очень непросто на тренировках, нам создают искусственные трудности, чтобы было легче на соревнованиях. И обязательно нужна ментальная работа. Бывало, тренер завязывала мне глаза на тренировках и создавала сложнейшие ситуации.

— Механически нужно повторять движения абсолютно точно, неважно, что происходит в это время, неважно, какое у тебя настроение, — добавляет Писецкая. — Ты должна быть как робот — без эмоций, без страха, просто выполнять упражнение, и все. Поэтому нас готовят ко всему. Неважно, что происходит вокруг, главное — ты выполняешь упражнения. Предположим, во время тренировок нам выключают свет, выключают музыку посреди упражнения, бросают что-нибудь на ковер. Но ты в любом случае должна продолжать выступление, любая остановка или ошибка — это повод для снижения оценки. Мы делаем по сто раз одно и то же.

— Сизифов труд?

— Да. Но если хочешь быть лучшей — работай! У каждого бывает минута, когда хочется все на свете бросить. Сказать «хватит». А потом отдыхаешь и опять идешь работать.
К плотному графику тренировок следует добавить дисциплину питания.
— Если девушка не склонна к полноте, она может есть больше, другим приходится отказываться от многого и тренироваться, чтобы сбрасывать лишний вес. Мы едим дважды в день, утром и немного вечером, может, йогурт, что-то нежирное. Вес в художественной гимнастике — это проблема.

— Как нагрузки влияют на групповую динамику?

— Думаю, это очень индивидуально, но мне легче в групповых упражнениях. Есть с кем поговорить. Одиночество бывает нестерпимым. Поначалу было трудно, я все-таки была на Олимпиаде. Но мы сумели состыковаться.

Сбывшиеся мечты

В Афинах Писецкой было 18, на первых Играх Рисензон в Пекине ей было 19.

— Я мечтала об этом с детства. Делала все, чтобы добиться этого. Все было подчинено той цели, которую я поставила. Когда команда выходит с государственным флагом на стадион, возникает необыкновенное ощущение, — вспоминает Писецкая, несмотря на все свои усилия, занявшая только 16-е место. — Хотелось попасть в финал, но не получилось. Давление росло, любая мелочь могла выбить из колеи. Когда я закончила упражнение, Наташа Асмолова сказала, что довольна моим выступлением. Это было очень важно для меня, обычно мы от тренера слышим, что не получилось и надо исправить. Но если хочешь добиваться цели — иного пути нет. Тренер ищет малейшие недочеты, а ты исправляешь.

— Когда мы с Ирой Вигдорчик впервые приехали в Олимпийскую деревню, я не сразу поняла, где нахожусь, — говорит Рисензон. — Но тренер не позволила мне думать о том, что происходит кое-что грандиозное. Она сразу заставила тренироваться, потом ужин — огурец с листьями салата — и спать. Только после соревнований я поняла, чего сумела добиться в 19 лет. Я выступала в личных соревнованиях, рядом — никого, разделить напряжение не с кем. Упадет предмет — все глаза на тебя. Из-за этого Ира обращала на меня больше внимания на тренировках. Рахель (Вигдорчик, дочь тренера, член сборной. — Л. Б.-С.) помогала мне.

— Не мешало, что твои ровесницы развлекаются, гуляют, ездят в Индию, а ты пашешь?

Писецкая: «Мешало, но передо мной стояла цель. В Индию всегда можно поехать, какая разница, в 18 или в 24. Спорт — вещь требовательная, для остального времени не остается. Дисциплина — постоянно, если погулять вечером, утром встанешь уставшей и не сможешь эффективно тренироваться. Нагрузки огромные, поэтому из гимнастики уходят в 22-23 года».
Рисензон: «Я все отложила до лучших времен — учебу, друзей, все. Одни тренировки. Было трудное время. Это сегодня у спортсменов есть спонсоры, снаряды, форма, а мы выживали без этого. Только из любви к спорту».

Рисензон с девяти лет и до ухода в 23 была ближе других к Вигдорчик, под ее руководством стала шестикратной чемпионкой Израиля, первой израильтянкой, вышедшей в финальную часть личного многоборья на Олимпиаде, где заняла девятое место. Когда произошел тот скандал с тренером, она одной из первых выступила в ее защиту. На странице в Facebook она написала: «Ира — сильный, напористый человек, идущий к цели. Я понимаю, что есть люди, которые хотят отстранить ее от должности, но не принимаю этого».

— После того как Ира взялась тренировать команду, никто в нее не верил, потому что она тренировала только «личниц», — говорит Рисензон. — А она вдруг добилась успехов, и некоторых тренеров это задело. И это самое отвратительное. Ира — жесткий, непростой тренер, но она всегда пользовалась нашим уважением. Вместе мы побеждали. Профессиональный тренер должен быть строгим. Об Ире можно многое сказать, но я была с ней круглосуточно, так что знаю, о чем говорю. Она никогда не делала и не хотела мне чего-нибудь плохого.

— Когда двое работают вместе, работа превращает их в семью. А в семье иногда создаются ситуации непонимания, — говорит Писецкая. — Бывают ссоры, ведь слишком много времени проводится вместе. Нельзя ожидать, что все постоянно будет прекрасно. Можно разрешать споры, но нужно быть готовым не только физически, но и морально. Связь между спортсменкой и тренером устанавливается на личном уровне. Если что-то не складывается, не работает — нужно расставаться с тренером.

— Как она отреагировала на успех на Олимпиаде?

— Ира всегда думала о будущем, а не о настоящем, говорила, что сегодняшние успехи — уже история. Но после финалов она обняла меня, как мать, и плакала на моем плече. Для меня ее удовлетворение было очень важным. Ведь я всегда верила, что она поможет мне добраться до максимума.

The following two tabs change content below.
Главный редактор сайта RSG iRadio с 1994 года. Музыка, содержание, работа с клиентами... Все для вашего хорошего настроения и комфортной навигации.
Поделиться страничкой на:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

пять × один =