В наших реалиях мы бьёмся за каждого артиста

Интервью с главным балетмейстером Ростовского государственного музыкального театра Иваном Кузнецовым

Биография одного из самых молодых и перспективных балетмейстеров России напоминает стремительный путь с неожиданными поворотами. В 2006 году Иван Кузнецов окончил Московскую государственную академию хореографии по классу Юрия Васюченко, затем танцевал в Венской Опере и Музыкальном театре имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, а в 2009 году стал ведущим солистом Новосибирского театра оперы и балета. Полученная профессиональная травма существенно повлияла на жизнь артиста, который после успешной танцевальной карьеры занялся новой для себя деятельностью хореографа-постановщика и организатора балетных гала-концертов. Наша беседа состоялась в Москве, где 12 и 13 ноября прошли выступления Ростовского музыкального театра в рамках масштабной программы III Всероссийского фестиваля «Видеть музыку».

 

Р.В. Иван, сколько времени вы уже являетесь главным балетмейстером Ростовского музыкального театра?

И.К. 17 ноября у меня будет юбилей – целый год!

 

Р.В. Расскажите историю своего назначения на эту должность.

И.К. Никакой особой истории не было. Я давно задумывался о такой возможности – поработать с балетной труппой в качестве руководителя. Еще с того момента, как получил серьезную травму, восстановился и начал заниматься организацией концертов. Тогда пытался проявить себя с разных сторон – начиная с подбора состава участников концерта и определения его программы и заканчивая налоговой отчетностью. То есть, всем полностью занимался сам. О шансе возглавить балетную труппу только мечтал. А потом сложились обстоятельства. Оказался в нужное время в нужном месте. С директором театра у нас было три собеседования, после третьего мне предложили контракт.

 

Р.В. Наверное, были и другие претенденты? Как думаете, почему выбор остановился на вас?

И.К. Генеральному директору Ростовского музыкального театра Вячеславу Митрофановичу Кущёву было важно понять мою зрелость и разобраться, какими рычагами я собирался пользоваться в своей работе, понять мое видение того, в каком направлении мы вместе должны работать в ближайшие год-два. Мы много общались, советовались. Думаю, театру была нужна свежая кровь после того, как оттуда ушел последний главный балетмейстер.

 

Р.В. Должность в Ростовском музыкальном театре так всегда называлась – главный балетмейстер?

И.К. Да, так здесь заведено. Не художественный руководитель, а главный балетмейстер. По сути, в мои обязанности входит то же самое, чем занимаются и худруки других балетных театров.

 

Р.В. А что в ваши полномочия входит?

И.К. Дисциплина труппы, высокое качество исполнения всех репертуарных спектаклей, приглашение новых артистов и звёзд балета, выпуск премьер и подбор хореографов под эти премьеры. И у самого есть обязанность ставить спектакли. Помимо этого, огромный объём административной работы, поскольку на сегодняшний день директора у балетной труппы нет. У меня есть помощники, но всё равно процесс взаимодействия до сих пор настраиваем. В плане организации правильных условий работы для артистов были проблемы, которые мы шаг за шагом решаем. Одна из них – вопрос с поставкой пуантов. Раньше балерины получали всего по две пары в год! Сейчас это количество мы увеличили в четыре раза, выйдя на официальных представителей фирмы «Gaynor Minden». Получили от них хорошее индивидуальное коммерческое предложение и заключили контракт, по которому работаем уже в течение сезона. Удалось «выбить» покрытие для балетных залов, что было просто необходимо, поскольку наш линолеум стал очень скользким и за полгода у нас случилось три травмы. Так, по совету коллег из Мариинского театра, мы заказали пол у известной венгерской компании «Grabo».

 

Р.В. Мне кажется, вы очень скромно себя преподносите. За год работы в театре вам удалось разрешить не только важные административные вопросы, но и сделать творческую жизнь балетной труппы более интересной. Так, вы в качестве хореографа успели поставить два спектакля – «Цвет» на музыку Жоржа Бизе и «Коктейль „заводной пируэт“» на музыку американского композитора Луи Моро Готшалка.

И.К. Мы еще выпустили «Баядерку» Л.Минкуса! Правда, здесь мое участие свелось к минимуму.

 

Р.В. И это все при том, что сегодня на новые постановки провинциальным театрам выделяют не так много средств! Нередко наблюдается такая картина: в сезон одна оперная премьера и одна балетная.

И.К. Нам повезло больше, чем другим театрам. Благодаря нашему директору, мы получили грант на постановки и за счёт этого имеем больше возможностей для творчества. Так, с начала этого сезона мы выпустили «Хованщину» М.Мусоргского, через неделю мой «Коктейль», потом ещё через неделю представили новую симфоническую программу, а через три дня на камерной сцене выпустили «Хануму» на музыку Г.Канчели. То есть, у нас уже за месяц четыре премьеры! В этом плане театр поражает своей производительностью. И наша задача, чтобы за ней не падало качество.

 

Р.В. Когда пришли в театр, у вас уже была какая-то конкретная программа действий? Что было, когда ваши планы столкнулись с реальностью? Насколько пришлось проявить гибкость в работе с новым коллективом?

И.К. Когда пришел в театр, у меня сразу сложилось ясное впечатление, как тут всё нужно устроить. И я четко понимал, что некоторые планы уже сверстаны до меня и надо просто подстраиваться под них. Как в случае с «Баядеркой», где моя работа свелась к обеспечению чисто организационных процессов. За постановку отвечала Юлиана Малхасянц. Она большой профессионал в творческом и политическом смыслах. Ей я очень благодарен за тот опыт, который вынес из совместной работы.

А столкновение с реальностью оказалось достаточно жестким. Скажу так: через полтора месяца после начала работы я чуть было не уволился. Пока не понял, что свое эго нужно отодвинуть куда подальше и найти к труппе другой подход. Ростовский театр – это не Большой и не Мариинский, где можно прийти и сделать резкое замечание: «Если вам не нравится, то увольняйтесь!». В наших реалиях мы бьемся за каждого артиста. Поскольку, из-за обилия в столицах разных балетных компаний, многим танцовщикам за не очень качественную работу на гастролях платят неплохие деньги. И вот они рушат региональный рынок практически полностью. А чтобы нам своих артистов уберечь от этого, приходится проводить большую работу

 

Р.В. А сколько артистов в балетной труппе Ростовского музыкального театра?

И.К. 81 человек. В прошлом году мы набрали в труппу 17. Не сказать, что все они звёзды. Кто-то пришел, поработал два месяца, осмотрелся и понял, что не справляется с данной нагрузкой. Некоторые думали, что сразу начнут танцевать ведущие партии, но приезжают и видят, что здесь неплохой уровень и своего нужно добиться. А кто-то разворачивается, собирает вещи и уезжает. И далеко не все готовы бороться. Не у всех на это хватает характера.

У нас есть очень хорошие артисты! И есть те, кто уже давно служит в театре и стал настоящим мастером сцены. Так, практически вся яркая карьера балерины Екатерины Кужнуровой состоялась в Ростовском театре, и до сих пор она в очень хорошей форме. Японка Мари Ито – замечательная техничная балерина! Анастасия и Денис Сапрон – прекрасная пара ведущих солистов! Из Казани к нам приехала Камилла Исмагилова – очень работоспособная артистка. Она уже станцевала Принцессу Флорину, сольную партию в па-де-труа в «Лебедином озере», сейчас готовит Белоснежку. Из Екатеринбургского театра оперы и балета приехал Субедей Дангыт. Он солировал в па-де-труа, станцевал Альберта, сейчас готовится к «Баядерке». Выпускница Академии имени А.Я.Вагановой Алина Гольтяпина делает огромные успехи, за короткий срок она станцевала партии Никии и Жизели на очень хорошем уровне! Много и других по-настоящему талантливых ребят, но не все в себя верят. Пока.

 

Р.В. До вас в театре главными балетмейстерами были Алексей Фадеечев, а затем Марк Перетокин. К периоду Фадеечева отношусь положительно. Видел его удачного «Корсара». Сохраняются ли в репертуаре спектакли ваших предшественников и каково ваше отношение к их творчеству?

И.К. Алексей Николаевич Фадеечев работал в период становления балетного театра в Ростове-на-Дону. И тот материал, с которым он здесь работал, не позволил ему максимально раскрыться. Поэтому в его балетах достаточно много компромиссов. Но, вне зависимости от моего личного отношения – нравится, или не нравится, – уверен, что необходимо чтить и уважать наследие, сохранившееся в нашем театре после него. Так, мы сейчас восстанавливаем «Корсара», который не шел у нас целый год. А в следующем сезоне планируем восстановить другой его балет – «Гамлета» на музыку Д.Шостаковича.

 

Р.В. С «Корсаром» понятно – это классика. А «Гамлет» – интересная работа, но пойдут ли на него зрители?

И.К. Пойдут. «Гамлет» – хорошее название. Точно так же, как и «Драма на охоте» по А.П.Чехову, на которую зрители ходят. На данные спектакли я не могу не обращать внимания. Это уже история театра. С «Корсаром», поскольку он еще недавно шел, мы постараемся справиться сами, а вот на «Гамлета» очень хочу пригласить Алексея Николаевича. Со временем любой постановщик многое пересматривает в своем творчестве и, возможно, под новых артистов Фадеечев что-то переставит. «Снегурочка» Марка Владимировича Перетокина постоянно в репертуаре, наши зрители очень любят этот балет.

 

Р.В. Как ростовские зрители ходят в театр, насколько проявляется их интерес к балету?

И.К. Балет сегодня в России куда легче продавать, чем оперу. Такие названия, как «Лебединое озеро» и «Щелкунчик» – они сами себя продают. И наш город не является исключением. В Ростове-на-Дону очень любят балет и постоянно ходят на балетные спектакли. Проблем с наполняемостью зала нет.

 

Р.В. А сколько зрительских мест в театре?

И.К. Тысяча мест. И такое количество для любого театра, на мой взгляд, самое приемлемое: присутствуют одновременно массовость и камерность. А когда численность зрителей больше, то театральная магия теряется.

 

Р.В. «Цвет» и «Коктейль» – одноактные, без особой сюжетной нагрузки балеты, которые вам удались! Нет ли желания обратиться к постановке полнометражного сюжетного спектакля?

И.К. У меня есть как минимум два сюжета, которые хотелось бы воплотить на сцене. Но для этого нужно «набить руку». И с этим я не тороплюсь. Они у меня потихоньку зреют. Один спектакль вообще восьмилетней выдержки. Я его часто обдумываю, пишу и переписываю либретто, ищу режиссерское решение. Это мировая литература. Второй балет тоже связан с литературой – это Александр Дюма. На следующий сезон планирую классическую «Золушку» С.Прокофьева. Без всяких перемещений сюжета в прошлое или параллельный мир. В своё время мне очень понравилась «Золушка» Юрия Посохова в Большом театре – она получилась сказочная и там есть классные режиссерские решения. Мечтаю о своей «Золушке». Это интересный и богатый музыкальный материал. Надеюсь, у меня получится.

 

Р.В. Есть ли у Ростова-на-Дону реальные местные ресурсы, за счет которых пополняется профессиональный состав балетной труппы?

И.К. При Ростовском колледже искусств с 2002 года существует хореографическое отделение. Оттуда выходят выпускники с квалификацией артиста балета. И руководят отделением солисты Ростовского музыкального театра. А его создание инициировал генеральный директор театра Вячеслав Митрофанович Кущёв. Он очень деятельный и прогрессивный руководитель. Именно он создал наш театр во всех пониманиях! И для Ростовского театра он делает всё. Кущёв же на базе Ростовского музыкального театра инициировал создание балетной труппы.

Из Колледжа искусств мы каждый год принимаем артистов в свою труппу. Да, выпускники Колледжа еще не совсем могут конкурировать с теми, кто оканчивает Пермское или Казанское хореографические училища и уж тем более питерскую или московскую академии хореографии. Но зато здесь сохраняется преемственность традиций и видна тяга к высокой культуре. С Колледжем искусств мы сотрудничали и будем продолжать сотрудничать.

 

Р.В. Скажите, работают ли сегодня в Ростовском музыкальном театре педагоги, которых вы привели с собой?

И.К. Нет! Изначально обозначил свою позицию, что буду стараться интегрироваться в ту систему, которая уже существует здесь. У меня была возможность привезти педагогов из Москвы, но я не стал ей пользоваться. Для всех и так было шоком, что назначили такого молодого руководителя балета. Сегодня в Ростовском театре все педагоги на своих местах и профессионально справляются со всеми задачами. Спустя год, как я пришел в театр, нам удалось нащупать тот путь, по которому можно двигаться вместе.

 

Р.В. Как развивается гастрольная жизнь балетной труппы?

И.К. В прошлом сезоне мы побывали на гастролях во Франции. И в декабре-январе наш балет поедет туда снова. Во Францию же мы ездили и с камерными программами на Дни Ростовской области в Париже. К концу сезона в честь 20-летия Ростовского музыкального театра намечаются гастроли на Исторической сцене Большого театра с двумя операми и нашим премьерным спектаклем – «Эсмеральдой» Владимира Бурмейстера. Его постановку готовят Маргарита Дроздова и Михаил Крапивин. Мне кажется, что с этим спектаклем мы сможем неплохо выступить.

 

Р.В. В прошлом году в Ростове-на-Дону прошёл первый фестиваль «Лето балета». Расскажите об этом событии, кто стал его инициатором?

И.К. Это мой первый проект в Ростове-на-Дону. На него получилось пригласить разных именитых артистов, чтобы показать разные танцевальные школы. На фестиваль с мастер-классом приехал Михаил Мессерер. Мне хотелось это сделать и получилось хорошо! В театре поддержали идею провести и второй подобный танцевальный форум.

В этом сезоне фестивалю мы присвоим имя великой русской балерины Ольги Спесивцевой, родившейся в Ростове-на-Дону. Один из спектаклей программы посвятим конкретно ей. Спесивцева была одной из самых незабываемых исполнительниц в «Эсмеральде». Премьерой этого балета мы планируем открыть нынешний фестиваль. В данный проект мне хочется включить и какой-нибудь современный спектакль, чтобы в атмосферу классики привнести немного модерна.

 

Р.В. Балет по сути консервативен. И, чтобы в нем чего-то достичь, нужно постоянно там «вариться». Знаю, что вы умеете отвлекаться от балета и совершенно свободно посвящать себя другим занятиям. Так, к примеру, свой выходной вы отдаёте любимому хобби – картингу. Как вам, в наш век ускорения, удается так переключаться от профессии и не зацикливаться на одолеваемых проблемах?

И.К. Есть люди, которые любят рыбалку или охоту. Я люблю автогонки. Для меня это важно и интересно. Сам теперь не гоняю, есть физические ограничения после травмы, да и время на всё нужно. А приходя домой из театра, стараюсь от всего абстрагироваться. Когда дочка уже ложится спать, иногда у меня бывает свободный час, чтобы сесть за компьютерную приставку и уйти в какую-то свою нирвану за игрой в автомобильные гонки. Это меня успокаивает и именно в этот момент ко мне приходят светлые мысли. Даже перестаю следить за тем, что происходит на экране. Ну, и конечно, за всеми перипетиями в российском и мировом автоспорте тоже слежу – в век социальных сетей это не составляет труда.

 

Р.В. Вы – молодой человек, и по своим годам и профессиональной форме еще могли бы танцевать долго. Но по вам не скажешь, что вы сожалеете о быстро ушедшей танцевальной карьере.

И.К. К своему танцевальному прошлому отношусь спокойно. Нет порыва вернуться. Единственное, что бывает, когда эго цепляет и начинаю сравнивать себя с другими танцовщиками: а вот я бы сделал это лучше, а вот здесь бы технически станцевал чище. Но реального желания, чтобы выйти на сцену – такого нет. Мне куда больше удовольствия доставляет видеть результат своей работы на сцене: административный, или как хореографа. Вот это нравится и там настоящие эмоции.

 

Р.В. На ваш взгляд, классический танец имеет перспективы к дальнейшему развитию?

И.К. Нужны новые сюжеты, обращенные к хорошей мировой литературе, и государственная поддержка. А далеко ходить не надо, еще во второй половине ХХ века Кеннет Макмиллан и Джон Кранко создавали удивительно красивые спектакли, основанные на классической хореографии. Это пример того, что классическое творчество наших недавних современников может сегодня реально и полноценно жить. Важна поддержка и, в том числе, информационная. Ведь хороший спектакль без ярких отзывов и внимания СМИ может спокойно сойти со сцены и кануть в лету.

 

The following two tabs change content below.
Балетовед, балетный критик, преподаватель. Кандидат искусствоведения (2015). С 2003 года по настоящее время внештатный сотрудник журнала «Балет». Автор более 160 публикаций и статей о балете в журналах «Балет», «Линия», «Студия антре», «Созвездие», «Музыка и время», «Крестьянка», «Браво», в «Литературной газете» и «Свежей газете. Культура» (Самара), интернет-издании «Музыкальные сезоны». Соавтор фотоальбома «Легенда Аллы Шелест» (2005). Автор книги (три издания) «Игорь Чернышёв – танцовщик и хореограф. Биография, воспоминания и интервью, статьи, фотоматериалы» (2012, 2013, 2014). В 2016 году в немецком издательстве LAMBERT Academic Pablishing (LAP) опубликована книга Романа Володченкова «Художественные принципы в советском балете 1960-80-х годов». Автор-составитель и научный редактор коллективной монографии «Хореограф Андрей Петров и театр «Кремлёвский балет»» (2018) В качестве балетного критика участвовал в работе пресс-центра Московского международного конкурса артистов балета и хореографов (2005, 2009, 2017). Ведущий творческих вечеров и балетных гала-концертов.

Latest posts by Роман Володченков (see all)

Поделиться страничкой на:
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.