Оцените публикацию Звёзда: 1Звёзды: 2Звёзды: 3Звёзды: 4Звёзд: 5 (у нее пока нет оценок)
Загрузка...

“С больными не работаю”. Винер-Усманова о Кабаевой, допинге и фигуристах

Глава Всероссийской федерации художественной гимнастики (ВФХГ) и главный тренер сборной России Ирина Винер-Усманова в интервью корреспонденту РИА Новости Сергею Фуксу выразила свое отношение к допингу в России, сформулировала собственные тренерские принципы, сравнила художественную гимнастику с фигурным катанием, а также назвала имена ее возможных преемниц на постах в федерации и национальной команде.

Иногда думаю – доползу или нет?

– Ирина Александровна, вас называют одной из самых сильных женщин российского спорта. Кого бы вы еще выделили в этом списке?
– Татьяну Покровскую, которая является сильным и творческим тренером, которая бесконечно увлечена своим делом. Та же Этери Тутберидзе. Много женщин, которые сейчас себя проявляют. В свое время такой была Татьяна Тарасова, у нее были сильные результаты. Много тренеров в фигурном катании и в других видах спорта именно женщин.
 
– Все вас знают как настоящего трудоголика. Расскажите, пожалуйста, как выглядит ваш обычный день.
– Мой рабочий день начинается в районе 7:30, занимаюсь всеми бумагами, письмами, просьбами, всеми организационными вопросами, которые требуют моего вмешательства. Потом, где-то часиков в 10, я иду на тренировку, которая заканчивается в три. Вторая тренировка начинается в шесть вечера, она подходит к концу в районе 22 часов, потому что сейчас идет очень серьезная подготовка к Олимпийским играм.
 
– Многим интересно, откуда вы берёте столько сил, эмоций?
– Работа очень энергозатратная, сама не понимаю, откуда все берется. Иногда из дома выйти очень тяжело – думаю, дойду или не дойду, доползу или нет? Но когда доползаю, что-то на меня спускается, на тренировках я начинаю вся гореть, кипеть, подключаю к себе всех спортсменов как аккумулятор, и мы друг от друга заряжаемся. Пока так. Но перепахивать тоже нельзя.
 
– А как расслабляетесь, как отдыхаете? Фильмы, музыка?
– Никакими фильмами не расслабляюсь. Читаю иногда Елену Рерих, иногда слушаю музыку, конечно, классическую. Но не только ее, слушаю также военные песни, старые и новые песни. Я многие вещи слушаю. Хожу на концерты, когда играет Валерий Гергиев, но сейчас локдаун, мало куда можно выбраться. Бываю в Большом театре, смотрю балет. Недавно была на концерте потрясающего дирижёра Михаила Шехтмана, привела туда всю команду, слушали пятую симфонию Чайковского.
 
– Учитывая вашу любовь к классике, как вы относитесь к намерению вместо гимна России на Олимпиаде использовать отрывок из первого концерта Чайковского?
– Я дала свое видение музыки, но, может, там его не приняли. Я предлагала из оперы Михаила Глинки “Иван Сусанин” “Славься, славься”. Может, не рассматривали, потому что это бывший гимн России, но это потрясающая музыка. В общем, ее не приняли, не рассмотрели. Но Чайковский – это тоже очень здорово.
 

Дети любят результат

– Учитывая возраст ваших спортсменок, ваша работа – это скорее про педагогику, чем про тренерство. Правильно понимаю?
– Правильно понимаете. Как раз сейчас мы почти добили, что тренеры должны именоваться “тренер-преподаватель”. Я сама тренер-преподаватель, Алина (Кабаева) тоже, она выпускница Лесгафта, а потом начали выпускать только тренеров. Тренеры оказывали услуги населению и уже не были преподавателями. И Владимир Владимирович (Путин) на совещании обозначал, что это могут быть даже судимые люди. То есть в спорте уже ничего не было от педагогики. А сейчас все как раз наоборот – тренеры являются и преподавателями, и даже родителями. Меня многие воспитанницы называют мамой… Это был вопиющий факт, но вот два года добивались, и когда президент давал поручение насчет тренеров-преподавателей, я ему напомнила, что это уже второе его поручение. Сказал, что будем добиваться. Сейчас вроде добились, с нового учебного года будут набирать уже на тренеров-преподавателей в педагогические вузы, институты физической культуры. Конечно, нужна педагогика, конечно, нужна психология, метод кнута и пряника, конечно, нужен результат. Дети любят результат. Ре-зуль-тат! Они хотят результат и понимают, кто его может им дать.
 
– А вот, например, в футболе говорят, что детей нельзя давить результатом. Получается, у вас другой подход?
– У нас все наоборот. Результат для ребенка очень важен. Девочки и мальчики очень мотивированы, важно, что они не только хотят, но и могут, они, конечно, должны иметь характер. Конечно, этот характер надо воспитывать, надо приложить все усилия, чтобы этот характер состоялся. Бывает, что не получается, бывает, что вкладываешь и вкладываешь, а получается мыльный пузырь. Потом об этом дети жалеют и желают другим очень много работать, слушать Ирину Александровну. Так у меня было с Александрой Солдатовой, так было с Ляйсан Утяшевой, которая, к сожалению, не стала олимпийской чемпионкой, хотя могла это сделать. Ну а вот с Алиной получилось, с Евгенией Канаевой получилось, с (Маргаритой) Мамун получилось. Потому что должны быть какие-то задатки. При этом, даже если они не становятся олимпийскими чемпионкам и чемпионками мира, люди все равно мотивированы в жизни, знают в ней порядок, дисциплинированы.
 
Александра Солдатова - РИА Новости, 1920, 08.04.2021
Александра Солдатова – РИА Новости, 1920, 08.04.2021
 

В Рио спросила Мамун: “Портман знаешь?”

– Помнится, документальный фильм про путь Мамун к золоту Рио-2016 вызвал у многих шок.
– Многие были шокированы, потому что его снимали поляки, а им нужна была интрига, нужны были шокирующие вещи. Рита Мамун и Яна Кудрявцева – это мои очень близкие дети, которые всегда приходят, поздравляют с праздниками, прекрасно ко мне относятся, привозят уже мне своих детей. Яночка назвала вторую свою дочь именем моей мамы – Зоя, а, например, (Ксения) Дудкина, чемпионка Лондона-2012, назвала дочь моим именем. А что касается Мамун, дело в том, что у нее отец умирал, и я ей каждый день говорила по видеосвязи (меня не было в Рио-де-Жанейро, у меня болела мама, я работала по видео): “Любую свою комбинацию, упражнения ты должна посвящать своему отцу”. Ему дали два дня жизни после ее отъезда, а он прожил 21 день, взял в руки ее медаль и умер. Я, не зная тогда, жив он или нет, требовала, чтобы и Рите об этом не говорили, если даже он умрет. Когда она выходила на последнее свое упражнение, ленту, я ей просто сказала: “Натали Портман знаешь?”. Она на меня посмотрела, мол, причем здесь Портман? Я ей сказала: “Портман своим “Черным лебедем” выиграла “Оскар”. Вот иди и выиграй свой “Оскар”!” И она стала олимпийской чемпионкой. Бог присылает мне такие слова, истины, которые дают возможность этим детям получать силы. Когда личный тренер Мамун Амина Зарипова слышала, что я ей говорю про отца, она была в шоке: “Вы так ей говорите”. “Да не твое дело”, – отвечала я, я говорю то, что знаю… Благодаря тому, что она посвящала все отцу, и он прожил дольше, и она стала олимпийской чемпионкой. Я всегда говорила, что я никто и звать меня никак, но я в какой-то степени проводник, поэтому что-то получается.
 
– Получается, свои методы вы не меняете? От добра добра не ищут?
– А зачем их менять, если уже пять Олимпийских игр мы выигрываем золотые медали? Со мной в зале работают все мои дети: Юлия Барсукова, Амина Зарипова, Ксения Дудкина со мной. А еще с детьми работают тренеры по всей России, и все выбрали эту специальность.
 
Амина Зарипова и Маргарита Мамун (справа налево) - РИА Новости, 1920, 08.04.2021
Амина Зарипова и Маргарита Мамун (справа налево) – РИА Новости, 1920, 08.04.2021
 
– Перед вашими глазами прошло много поколений спортсменов, гимнасток. По-вашему, чем нынешняя молодежь отличается от, например, тинейджеров начала нулевых?
– Ничем, те же самые люди. Немножко отличались, когда был небольшой разброд, 2012 год, были первые караоке, ночные клубы, девочкам было это очень интересно, они ходили, но я это все прекращала. Даже если они туда ходили, они ходили туда с моей охраной. Охрана сидела, а они там пели, танцевали. Потому что нельзя было их так “зарубать”. А сегодняшним детям это уже не так интересно.
 
– Да, но у них есть телефоны. Вот, например, Елена Вяльбе жаловалась, что некоторые лыжники пропадают на соревнованиях в телефонах, поэтому она хочет их забирать на время соревнований. Вы как к этому относитесь?
– А на соревнованиях я тоже забираю, конечно. Потому что им бесконечно шлют SMS-ки, сообщения и так далее, это их просто отвлекает. Во время соревнований это очень опасно, я и свой телефон выключаю. А вне турниров пусть, почему нет, там приколы интересные.
 

Допинг? Нет дыма без огня

– Состав на Олимпиаду вы, так понимаю, уже знаете?
– Еще нет. В групповых упражнениях у меня все время меняются, все девочки должны знать, что все меняется в такое тяжелое время. Должна быть замена, поэтому у меня три команды работают. А в индивидуальных упражнениях первые номера, конечно, понятны: сестры Аверины, на подходе Лала Крамаренко, очень сильная гимнастка. Но всегда должна быть какая-то скамеечка запасная. Полностью состав огласим, думаю, перед самой Олимпиадой.
 
Лала Крамаренко участвует в гала-концерте Гран-при Москвы - РИА Новости, 1920, 08.04.2021
Лала Крамаренко участвует в гала-концерте Гран-при Москвы – РИА Новости, 1920, 08.04.2021
 
– Где планируете провести финальный сбор?
– В Японии. Мы договаривались об этом в прошлом году, там маленький городок, Ниигата, который нас принимает, многие вещи дают бесплатно. Поэтому поедем туда, будем там в обсервации, будем адаптироваться. Туда мы поедем за 21 день до старта Олимпиады.
 
– Игры все-таки пройдут без зрителей. Как это может на девочках сказаться?
– Какая разница? У нас в зале нет зрителей. В кино тоже без зрителей играют, а фильмы все равно бывают и смешные, и грустные. Так что все нормально.
 
– И нейтральный статус не помешает? Все-таки все ждем, когда закончатся претензии к нашему спорту.
– Нет дыма без огня. В некоторых видах спорта принимают препараты от каких-либо заболеваний. Если эти препараты не одобрены, значит, это допинг. А если все адаптированы, то надо как-то не бояться, надо как-то обращаться, надо как-то делать, чтобы это было прописано и разрешено. А у нас идут вслепую – попал-не попал. Эта зараза иногда существует как лекарство для борьбы с какой-то болезнью, и если есть какие-то предпосылки, значит, это нужно адаптировать, заявлять, получать документ, который будет подтверждать, что спортсмены имеют право его применять. Поэтому все это очень прискорбно, но умные учатся на чужих ошибках, а дураки – на своих. Дай бог, чтобы мы научились на своих ошибках и больше так не делали, чтобы это все закончилось в 2022 году.
 
– Но художественная гимнастика вообще в допинге не замешана.
– У нас есть один запрещенный препарат, это фуросемид. У нас его иногда применяли, но, конечно, не в сборной команде, чтобы похудеть. Фуросемид обычно скрывает допинг, а у нас его использовали, чтобы похудеть. Поэтому это все надо разъяснять, объяснять, говорить о последствиях, обязательно проверять. Если вдруг упал вес, мы все от и до проверяем, каким это образом он так упал. Бывает, спортсменка не есть три дня, пьет воду. С одной стороны, это очень хорошо, организм очищается. Вот есть книга Поля Брэгга “Чудо голодания”, это известная вещь. Все нужно проверять, врачи должны быть на виду, у них должны быть все гимнастки на проверке. Ведь допинг – это не только опасность пропустить карьеру, но и опасность для жизни, это самое главное. У меня вообще система одна – я с больными не работаю. Если что-то не так, моментально врачи, моментально консультации, и пока ребенок не выздоровеет, я не начинаю с ним работать.

 

Скандалов, как в фигурном катании, я не допущу

– Существует распространенное мнение, что век гимнасток довольно короток.
– Почему короток? У меня в групповом упражнении стоит Анастасия Максимова, ей 29 лет. Совсем не короток. Все зависит от характера. Если бы завтра Алина (Кабаева) захотела вновь тренироваться, ей бы нужно было всего полгода, и она бы снова стала олимпийской чемпионкой. А есть дети, которые выполняют мастера спорта и бросают занятия, потому что нет перспектив, нет результатов. Да и профессиональных тренеров очень-очень мало в России. Обычно тренеры находят талантливых детей, потом начинается обточка этих алмазов, но для этого нужен очень большой профессионал, который любит свою работу и любит детей, а также профессионально очень грамотный, обладающий вкусом, творческим началом, силой духа, характером.
 
– Кто является самой талантливой гимнасткой, с которой вы работали?
– Ну очень много талантливых детей, но еще ведь нужен характер. Если взять все вкупе, то это, конечно, Алина. Еще (Юлия) Барсукова, которая с 26-го места на чемпионате России стала олимпийской чемпионкой. Канаеву могу отметить. Но по внешним качествам, артистизму, волевым качествам это, конечно, Алина.
 
Алина Кабаева - РИА Новости, 1920, 08.04.2021
Алина Кабаева – РИА Новости, 1920, 08.04.2021
 
– Многие сравнивают художественную гимнастику и фигурное катание. Вы как к этому сравнению относитесь?
– Конечно, общими являются артистизм и движение вперед, вверх.
 
– Следите за успехами наших фигуристов?
– Конечно. Я очень счастлива, что девочки на чемпионате мира заняли три первых места. Видите, переход (Алены) Косторной от одного тренера к другому ничего хорошего не дал. Это очень поучительно, был скандал. А потом маленькая (Анна) Щербакова выиграла.
 
– Вы понимаете, почему фигурное катание стало таким хайповым и скандальным видом спорта?
– Не знаю, я не вдаюсь в эти подробности. Может быть, там какую-то роль играют деньги, все-таки они собирают огромные дворцы спорта, большое количество зрителей. С другой стороны, может, появились конкурентоспособные тренеры, которые действительно готовят спортсменов и обладают всеми нужными качествами. Я их выше назвала. Это интересный вид спорта.
 
– Мне интересно ваше мнение, потому что я ясно понимаю, что вы у себя таких скандалов не допустите.
– Я думаю, что да. Потому что я делаю все сама с божьей помощью. Лучше делать все самой, чем кому-то поручать. Я в этом отношении очень требовательный человек, в первую очередь сама к себе.

 

Судорожно ищу себе преемника

– Несмотря на всю занятость, вы еще в этом году, насколько знаю, запустите проект под названием “Гимнастрада”. Расскажите, пожалуйста, поподробнее.
– Гимнастрада – это праздник спорта и здорового образа жизни. В Гимнастраде участвуют целые семьи, все выполняют различные упражнения. Ведь гимнастика – это основа всего, все начинается с гимнастических упражнений, поэтому мы придумали такой фестиваль. Подобные праздники спорта и физической культуры очень успешно проходят во всем мире, поэтому мы решили, что в России должно быть подобное мероприятие на основе общей гимнастики. Проект очень массовый, пройдет впервые в этом году, в нем примут участие все регионы России, десятки тысяч человек. Сначала будет проходить отбор по регионам, а финал пройдет во дворце гимнастики в “Лужниках”.
 
– Вы хоть раз себе говорили на работе, что хватит, пора остановиться?
– Я вам скажу, что я часто думаю остановиться, передохнуть, поехать куда-то, благо у меня есть все возможности. У меня низкая должность, я простой линейный тренер, а материально я не нуждаюсь ни в чем, это однозначно. Поэтому мысли такие есть, но я вижу этих детей, их лица, жадные глаза, и у меня сразу исчезают эти мысли. Видели голодных детей? Вот у меня такие занимаются.
 
– Никогда не хотели поработать главой Минспорта или ОКР?
– Вы что, с ума сошли? У меня и так много работы. Я работаю не ради званий, я работаю, потому что люблю это дело. Я люблю детей, я люблю творчество, я люблю музыку. Я люблю, когда дети из Золушек превращаются в принцесс, вот и все.
 
Ирина Винер-Усманова - РИА Новости, 1920, 08.04.2021
Ирина Винер-Усманова – РИА Новости, 1920, 08.04.2021
 
– Вы достаточно давно работаете главой ВФХГ. Раньше вы говорили, что думаете над тем, кому сможете свое дело передать. Уже нашли? И когда это может произойти?
– Да, я судорожно ищу человека, который может меня заменить. Судорожно! Конечно, меня могла бы заменить Алина, но она выбрала свою стезю, она занимается сейчас медиа, это тоже творческая работа. Но ищу пока. В групповых упражнениях меня может заменить моя ученица Алина Макаренко, она сейчас тренирует юниорскую команду. Думаю, она потянет и взрослую.
 
– Может, все-таки у Кабаевой есть амбиции поработать в федерации, сборной?
– Нет, она занимается своими делами. У нее тоже очень тяжелая работа, и я ее сейчас не могу… Но мы с ней созваниваемся, советуемся по программам, по правилам, она всегда в теме. Вот сейчас она заказала про меня книгу. Сказала ей, что пусть исправляет все, что хочет, но название книги будет моим.
 
– Не приоткроете завесу тайны? Когда выйдет книга, как будет называться?
– Не знаю, когда выйдет. Уже давно написана, но должны быть еще исправления, коррекция. Название пока вам не скажу, это секрет (смеется). Оно очень скандальное!
 

The following two tabs change content below.
Главный редактор сайта RSG iRadio с 1994 года. Музыка, содержание, работа с клиентами... Все для вашего хорошего настроения и комфортной навигации.
Это интересно:  Аверины и Солдатова вошли в предварительный состав на ЧМ по художественной гимнастике
Поделиться страничкой на:
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

16 + восемнадцать =