Оцените публикацию Звёзда: 1Звёзды: 2Звёзды: 3Звёзды: 4Звёзд: 5 (у нее пока нет оценок)
Загрузка...

Сьюзи Кватро: Я считаю себя новатором бас-гитары

50 миллионов проданных альбомов, телезвезда и потрясающий басист…

В 2020 году она записала серию видео по бас-гитаре для Интернета, работала над предстоящим биографическим фильмом, продвигала прошлогодний документальный фильм Suzi Q и написала два альбома песен.

«Это то, чем я занималась всю свою жизнь», – рассказывает она в недавнем интервью для журнала Bass Player. «Когда становится сложно, я творю. Вот когда мой первый брак развалился, я написала мюзикл. Креативность – то что меня выручает каждый раз, поэтому в этом году я жила без перерывов. У меня было запланировано около 85 или 90 шоу, это даже больше, чем в прошлом году, но к сожалению, все они отложены».

Сюзи Кватро

«Оценив ситуацию, я оборудовала студию в задней части дома и сказала своему сыну: «У нас есть договор со звукозаписывающей компанией SPV на следующий альбом, так что теперь, когда у нас образовалось свободное от гастролей время, мы можем написать этот альбом».

«Мы писали песни каждый день, а теперь записываем их. Все идет фантастически быстро. Я также выпустила сборник текстов в формате книги для кофейного столика под названием Тhrough My Words, и сейчас работаю еще над двумя книгами».

Прошлогодний документальный фильм Suzi Q о жизни и карьере Кватро, очень точно показавший ее характер, свободен от подхалимства и льстивых высказываний (в отличие от многих подобных постановок).

«Его стоит посмотреть», – советует она. «Он взорвал весь мир. В Америке он был номером два в телевизионных чартах и получил восторженные отзывы. Фильм очень хорошо показывает, какой я человек. Я не признаю дешёвых комплиментов – это не про меня».

Кватро живет в загородном доме к северу от Лондона, и на стене на самом почетном месте рядом с камином висит ее винтажный Precision bass, настоящая боевая лошадь 1957 года. Появится ли старый P-bass на новом релизе?

«Да», – кивает она, – «но мне недавно подарили бас-гитару Rios, поэтому я использую ее на записи так же, как и старый P-Bass. Фирма Rios запустила в серию мой именной бас Suzi Quatro Wild One».

Являясь приверженцем бас-гитары Precision, Кватро называет мастера этого инструмента, который оказал на неё наибольшее влияние.

«Я выросла в Детройте, поэтому меня воспитал Джеймс Джеймерсон. Он по-прежнему лучший. Я очень много переняла от него для своего стиля. Я нечто среднее между его стилем и буги-вуги», – говорит она.

На вопрос, были ли другие более или менее известные басистки в 70-е годы, Сюзи Кватро отвечает: «Только Кэрол Кэй, которая была постоянно где-то неподалёку. Были и другие полностью женские группы в Штатах, я видела их, когда осваивала музыку, но я никогда не слышала у них что-либо, что мне захотелось бы позаимствовать для себя. Зачем? У меня всегда был Джеймс Джеймерсон в качестве примера того, какой может быть отличная игра на басу. И я действительно не хотела ничего лучшего, чем это. Меня приучили к музыке Motown, так что она в моей ДНК. Джеймс играл свои причудливые фразы, но никогда не переигрывал».

На вопрос, приблизился ли кто-нибудь с тех пор к уровню Джеймерсона, Кватро ответила: «Трудно улучшить то, что он сделал, потому что в данном случае мы говорим о совершенстве. Барабаны, бас и тамбурин – эти три инструмента и создали фирменный звук Motown. Это сложно превзойти. Но я вам скажу, что Фли (Red Hot Chili Peppers) – это потрясающий пример басиста более современной эпохи. Он сумел взять в свой арсенал все классические басовые линии и развернуть их немного по-своему, полагаю, это было непросто».

Это интересно:  Тренировки и соревнования

Сюзи Кватро

Возвращаясь в 70-е, когда она начинала и когда стала звездой, Сюзи Кватро объясняет: «В то десятилетие многим казалось, что мир музыки был завоеван. Но это далеко не так, я не думаю, что все уже было сделано. Я вообще-то считаю, что это было довольно трудное время. В шестидесятые годы каждая звукозаписывающая компания тратила деньги на группы, и всех подписывали на большие успехи. К 70-м это полностью прекратилось, и контракты музыкантов намного ухудшились. Они были очень односторонними в пользу звукозаписывающих компаний, потому что многие компании пострадали в 60-х от неоправданно высоких выплат группам».

Она также добавляет насчёт себя: «Я вообще не считала эту страну золотой страной возможностей. Потому что реально это было очень запутанное время для бизнеса, эпоха хиппи закончилась, и никто не знал, что будет дальше. В то же время было много настоящих талантов, которые, как и я, учились своему ремеслу в шестидесятых, и вот это и есть настоящие музыканты».

«Фактически, мы были последними из настоящих музыкантов, которые, как я всегда говорю, научились своему ремеслу на концертах. Этого больше не происходит, и этого не было с 60-х годов. Теперь концерты совсем другие. Так что это было довольно необычное время».

«Мне думается, звукозаписывающие компании искали тогда новый стиль, типа: «Давайте посмотрим, что выйдет на поверхность».

Сама Сюзи Кватро не столько вышла на поверхность, сколько прорвалась сквозь нее. Она родилась в 1950 году, а в 1964 году играла в The Pleasure Seekers, группе своих сестер. В 21 год по настоянию продюсера Мики Моста она переехала в Англию.

«Микки Мост давал мне советы, но не брал на себя ответственность», – вспоминает она. «Таких людей, которые могут направлять и наставлять, и которые обладают талантом находить звезды и создавать им условия для дальнейшего развития, очень мало, это редкость в шоу-бизнесе».

«Многие музыканты той эпохи стали известными просто благодаря удаче, но люди, которым это удаётся только благодаря удаче, обычно не задерживаются. Пройдёт время, и вы о них больше ничего не услышите. А настоящие таланты остаются в музыке на всю жизнь, особенно если нашёлся кто-то, кто им помог на начальном этапе».

«Когда я впервые сама собрала группу в начале 1972 года, и мы начали давать концерты в колледже, Микки нанял нам агента, помог купить оборудование и организовал тур для нас», – вспоминает она.

«Я помню, как он сказал моей группе, и сейчас мне немного смешно, когда я вспоминаю об этом: «Ребята, вот вам усилитель и ещё один усилитель для Сюзи – специальный усилитель Acoustic, потому что это ее группа, и она звезда. Для неё – лучшее оборудование, потому что она самая главная в группе». Я подумала тогда: «Вот уж большое тебе спасибо, Микки, теперь группа точно меня полюбит!» Но он заботился обо мне, он очень меня любил».

Сюзи Кватро пришла в шоу-бизнес в самом начале стадионной эпохи, ведь до этого звуковые системы и технологии усилительной техники не позволяли качественно озвучить большие площадки. Классический пример – Тhe Beatles, которых в 1965 году было очень плохо слышно на стадионе Shea Stadium в Нью-Йорке.

Сюзи Кватро: «Да, это так. В эпоху хиппи оборудование было недостаточно хорошим. Так что когда мы добрались до семидесятых, техника реально улучшилась, и рок-музыка стала большим бизнесом».

«Звук, продюсирование, качество – все стало более профессиональным, потому что музыка перестала быть просто развлечением, на котором некоторые люди могли заработать себе несколько долларов».

«Микки купил мне совершенно новые звуковые системы для усилителя, потому что бас всегда было заведомо трудно совместить с микрофоном на сцене. Всегда получался большой компромисс между реальным звуком и звуком, отражённым от дальней стенки зала, представляете, каково петь в таких условиях?»

Это интересно:  Охота на оленя / 18.09.87

«По этому поводу всегда шли споры, но Acoustic стал первым усилителем, у которого были звуковые системы, помогающие максимально правильно слышать басовый звук. Он у меня с первого дня, ещё до того, как появился мой первый хит».

Похоже, Кватро избежала участи многих молодых музыкантов того времени, которых плохо рекламировали, использовали или просто обирали.

Кватро: «Да уж. К счастью, Микки был честным парнем. Он дал нам типичный для того времени контракт. Это был далеко не лучший контракт, но Мик не обманул меня и вдобавок дал мне аванс. Он был больше ориентирован на американский рынок, а там у меня получался более высокий гонорар, поэтому, закончив запись в Англии, я вернулась в США».

«Микки думал, что сделал одолжение, но такой низкий контракт работал против меня. Однако мы пересмотрели это соглашение, когда контракт истек, и главное тут то, что он всегда платил то, что мне причиталось. Но если вы посмотрите учебники по истории, вы увидите, что 70-е были печально известны очень низкими ставками роялти».

«Я думаю, что сейчас более хорошее время для творческих людей. В настоящее время музыканты записывают свои собственные альбомы и отдают их в аренду, что дает им возможность контролировать эти альбомы, и все права принадлежат им. Мои последние пять альбомов полностью принадлежат мне, и это здорово. Раньше такого не было».

«Я считаю себя новатором в басовой технике, и вот вам история», – говорит она. «Я сломала левую руку в 2012 году, а у меня был заказан тур, поэтому вместо того, чтобы подвести промоутера, я взяла в группу басиста. Он играл большую часть сета, а я всё-таки схватила бас для двух или трех песен и сыграла».

«Я чуть не умерла от боли, пока играла, а этот басист позже сказал мне: «Боже мой. Даже с твоей больной рукой, это все равно совсем другой звук. Вот это бас!» Вот как он это описал, и я действительно думаю, что привнесла в инструмент свою индивидуальность. Поэтому у меня не будет другого басиста ни на одном из моих треков; моя игра на басу и мое пение идут рука об руку. Стиль связан».

«Многие спрашивают меня, как я пою и играю одновременно», – рассказывает она. «По правде говоря, я не думаю об этом. Это пришло само собой, хотя я думаю, что мне помогло то, что я сначала научилась играть на барабанах, потому что в результате вы умеете работать руками и ногами отдельно. То же самое и с фортепиано. И ещё я печатаю и стенографирую, и думаю, что это тоже помогло. Я всегда хотела быть басистом, который мог бы играть и одновременно петь. Я даже не задумывалась об этом. И я никогда не думала, что это сложно, я не понимаю, почему все твердят о каких-то трудностях».

«И я не люблю, когда продюсер или другие музыканты указывают мне, что мне играть на басу (Смеется). Но я принимаю это, я должна уважать мнение других людей. Иногда я могу увлечься, и людям приходится просить: «Сюзи, ты можешь немного поспокойнее?» Были продюсеры, которые говорили мне: «Ты можешь играть как бас-гитарист?» Видимо, они имели в виду – как студийный бас-гитарист. И тогда я чуть упрощала партию, да. Но я всегда была упрямой. Потому что я знаю, кто я».

«Что бы ни происходило в мире, я всегда оставалась собой. Вот почему я продержалась, – я та, кто я есть».

«Во мне всегда было больше сорванца, чем всего остального. И я никогда не была одной из тех певиц. Что бы ни происходило в мире, я всегда оставалась собой. Мое долголетие в музыке связано с тем, что я привязана к себе. Я не иду ни на какие компромиссы в отношении того, кто я есть. Я просто не буду этого делать. Я бы предпочла лучше не быть успешной, чем не быть тем, кто я есть, и это правда».

Это интересно:  Умер продюсер Фил Спектор

Сейчас Кватро работает над идеей биографического художественного фильма. «Это будет фильм моей жизни, который как бы дополнит уже вышедший отличный документальный фильм. Я очень хорошо понимаю, чего хочу от этого фильма, мне нужна правда и ничего, кроме правды».

«Для главной роли уже было упомянуто несколько имен. Майли Сайрус. Она потрясающая, потому что в ней есть чванство. И кажется, она всем нравится. Была упомянута и Билли Айлиш. Но мне больше всего нравится кандидатура Скарлетт Йоханссен. Я это вижу, потому что в ней есть много меня!»

Sunny Blues

The following two tabs change content below.
Главный редактор сайта RSG iRadio с 1994 года. Музыка, содержание, работа с клиентами... Все для вашего хорошего настроения и комфортной навигации.
Поделиться страничкой на:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

14 − 6 =