1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Ночью приснилось, что был на рыбалке.

Длинное, метра четыре, удилище, из потемневшего от времени бамбука, незатейливый поплавок, деревянный пирс, чьи сваи облеплены водорослями, колышущимися под мерным качанием волн, яркое солнце и лёгкий теплый ветерок.

Я, пацан лет десяти-двенадцати, веснушчатый, с обгорелым носом, загорелый до черноты, сижу на горячих от июльского солнца досках и болтаю ногами в ожидании поклёвки.

Ловлю самую обычную в наших краях рыбу- бычка.

Днестровский бычок – это вам не гопник-карась, не ленивый карп (у нас говорят- ко́роп), не хищный судак и не быстрый лещ.

Бычок мал по сравнению с другой рыбой, но его достоинство в том, что клюёт практически всё время и везде. За короткое время, каких-нибудь пару часов, раньше можно было натаскать пару килограмм.

А дальше – хочешь, жарь, хочешь – суши́.

Жареный бычок – пескарик – пока он со сковородки, горячий- это такое лакомство, что невозможно остановиться, пока на тарелке есть еще хоть одна рыбка.

Просто хлеб и жареный бычок.

Самая любимая еда детства.

Быстро и сытно.

Вывалянные в муке и жареные до деревянной сухости в кипящем масле, тушки бычков упоительно пахнут.

Запах жареного бычка разносится в воздухе, окна, по причине жары открыты, и соседи водят носами, обоняя самый потрясающий запах детства – запах жареного бычка.

А можно бычка завялить.

Вкус вяленого бычка я понял позже, когда стал пить пиво.

В меру высушенный бычок невероятно вкусен, обладает специфическим, только ему присущим запахом и вкусом.

Этот привкус невозможно описать.

В нем смешано солнце, плеск волн, невероятные запахи цветущей бессарабской степи, соль лиманов и моря, чистейший воздух и легкий ветерок, что колышет травы на обрывистом берегу.

  Яка VK - начало...

И это всё с пивом, представляете?

Упасть можно…

И вот, сижу я, пятидесяти шестилетний пацан на пирсе, и ловлю этого бычка…

Каждые полминуты – поклёвка.

Большие черные, подкаменные и светлые пескари, все крупные, как на подбор, сантиметров по двенадцать – пятнадцать, тянешь такого, он упирается и создаётся впечатление, что там, на другом конце лески, что-то огромное.

А в ведерке, сделанном из пятилитровой жестяной банки от томат-пасты, с приделанной проволочной ручкой, наполовину наполненном мутноватой лиманской водой, уже плещется десятка два крупных мурзаков, суля великолепный ужин.

Как говорил папа – “мелкую рыбу будем выбрасывать, а крупную складывать в баночку от майонеза”.

Так это не за нас!

У нас в ведерке уже плавает полноценный ужин, и, подтянув готовые свалиться от голода шорты, сматываешь удочку, торопясь домой, потому что надо быстро поесть тех бычков, а после необходимо встретиться с пацанами со двора нашей пятиэтажки и обсудить с ними план набега на сады с еще до конца не созревшей кислятиной на ветках, что растет в частном секторе.

Непередаваемые эмоции. Вкус детства. Свободы. Солнца. И всё еще впереди. Целое лето. Вся жизнь.

Хороший, крепкий сон.

И проснувшись, еще минуту лежишь счастливый непонятно от чего, пока не осознаешь, что нет уже того папы, что уже далеко не двенадцать лет, да и бычка того уже нет в лимане, а то, что не потравили и не выловили промышленным способом, бычком назвать рука не поднимается.

Эх…

The following two tabs change content below.

Игорь Тимошенко

Анархист, мизантроп, интроверт, любитель хэви-металла, собак и кои.

Latest posts by Игорь Тимошенко (see all)

  ЕСЛИ...
Поделиться записью в:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

17 − 12 =