1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Лук – от семи недуг

Однажды я приболел.

Ничего особенного – просто, оказавшись в помещении в жаркий августовский день, не стоит становиться напротив кондиционера и стоять растопырив руки на манер пингвина на айсберге приговаривая “Ай, как хорошо!”

Ну, как болеют мужики, знают, наверное, все: сначала, лет до тридцати пяти, отношение к организму бросовое и наплевательское.

Тюк по пальцу молотком?

– Завяжи синей изолентой и работай дальше!

– Что там у тебя? Ногу оторвало?

– Да.

– Стать в строй! Шагом марш!

– Что??? Триппер? Само пройдет!

Нет существа, более крепкого, выносливого и безразличного к своему организму, чем молодой мужчина.

– Васька, тебя же трактор переехал! Скорая сейчас приедет!

– Некогда мне, я к Вальке на часок отлучусь, лады?

– Температура, говоришь? Налей воды в руку! Кипит?

– Никак нет!

– Стать в строй!

Эт, значится, пока молодой.

Однако, со временем, в мужчинах что-то ломается, и превращается такой железный человек в томно вздыхающую куклу, что лежит в комнате с занавешенными окнами и изводит окружающих просьбами и требованиями, выходящими за грань реальности.

– Катяяя! Кааатя! Кать, йоп твою мать!!!

– Чего тебе, горе моё?

– Хочу супчика из кукабары!

– Отстань!

– Ооооо, какая ты жестокая!

Температура 37.2° становится тяжелым и непреодолимым препятствием, надежно выбивающим главу семейства из рядов строителей семейного счастья.

Затребовав форель в белом вине и рябчика под брусничным вареньем, в очередной раз выслушав адрес, по которому мне стоит идти и представив процесс проникновения воочию, я понял, что за жизнь нужно бороться.

Патентованные лекарства едва справлялись, температура свирепствовала в районе тридцати семи и трех. В горле дрались ёжик с кактусом, в носу прорвало Асуанскую плотину.

  Воспоминания о Джиме Моррисоне

Жизнь висела на волоске.

Путаясь в соплях и волоча отказавшие ноги, я на руках пополз на кухню, чтобы продолжить там борьбу за существование.

Не знаю, откуда у меня в памяти этот рецепт.

Возможно, мне его рассказала та молоденькая пастушка, что бегала ко мне в пещеру два раза в неделю, когда я, беглый ландскнехт- дезертир, прятавшийся в горах Северной Вестфалии, заболел, упав в воду во время переправы через бурный ручей.

А быть может, мне его поведал старый рыцарь-тамплиер, во время игры в кости в трактире ” Устрица и Корона”, когда мы с ним разыграли то кольцо, что подарил мне Уильям Маршал, друг и соратник Ричарда Плантагенета.

Как бы там ни было, я выполз на кухню, подвывая и закатывая глаза в предсмертной тоске, где под удивленным взглядом супруги очистил четыре большие луковицы. Затем, мелко искрошил их, сложил в пиалку, обрызгал уксусом и растительным маслом, и под тревожным взглядом супруги, становившимся все более и более озабоченным, начал в три горла молотить полученный продукт.

Вспомнил!

Вовсе не босой монах-францисканец, исповедуя меня, проткнутого копьем на турнире, устроенном в честь герцога Анжуйского, поведал мне этот незатейливый рецепт!

“Лук – от семи недуг” — вот что всплыло вдруг из глубин памяти.

Средство оказалось на удивление вкусным, но была побочка.

– Иди спать в беседку, – сказала жена.

– Ты своим выхлопом заменяешь дракона из своих дурацких рыцарских сказок, весь дом провоняешь луковым перегаром!

Но я ее уже не слушал.

Сыто урча, как молодой удав, я уполз в опочивальню, и стремительным домкратом уснул, чтобы проснуться совершенно здоровым.

Помогло лекарство-то!

  Джамшуд

За ночь фитонициды прочистили горло и носоглотку, и восстал я, яко птица Феникс, и снова готов к битве бобра со злом, но это уже совсем другая история…

The following two tabs change content below.

Игорь Тимошенко

Анархист, мизантроп, интроверт, любитель хэви-металла, собак и кои.
Поделиться записью в:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать − 8 =