Обычно я не беру работу на дом.
Но тут был особый случай.
Он был моим приятелем долгие годы, мы вместе занимались спортом, учились жить по законам улицы, помогали друг другу. Потом жизнь раскидала нас, мы стали видеться все реже и реже, пока не перестали даже перезваниваться.
Внезапно, ему понадобилась моя помощь, как специалиста, и он вспомнил обо мне.
Я пригласил его домой.
Он пришел, мы разместились в комнате, где живет Рэй.
Рэй где то бродил по территории, и появился не сразу. Мой приятель сразу оживился.
– Привет Джеф, как дела?
Джеф умер почти десять лет назад, я поморщился, но промолчал.
Мой друг не унимался.
– Дай лапу, ты же давал мне лапу раньше!
Я взглянул на приятеля внимательнее… Он что, всерьез считает, что это Джеф?
Да, Рэйчик рыжий с белым, как и Джефка, но заметно выше и стройнее, Джеф был более корпусным и мощным. Словом, даже если отбросить тот факт, что в этом году Джефу было бы двадцать лет, собаки сильно отличаются по экстерьеру.
Словно прочитав мои мысли, мой друг заметил:
– А как ты вырос за эти годы, что я тебя не видел! Стал выше, но похудел… Игорь, а почему так?
Я потерялся…
Нет, он таки, реально думает, что это моя первая собака. Ну, допустим, человек может не разбираться в кинологии, не помнить, как выглядит чужая собака, но, что бы так и настолько…
Мой друг, в принципе, никогда не отличался умом и сообразительностью, но при его образе жизни ему хватало накопленных знаний. Чистый, незамутненный разум, погруженный в себя. Его даже не смутил тот факт, что кроме всего прочего , у первой собаки были купированы уши, у Рэя же – два симпатичных лопуха.
– Ну… Он вообще сильно изменился… Ты же видишь, у него и уши отрасли…
– А, да, я сразу заметил, как только он вошел. А как так может быть?
Я мысленно закатил глаза вверх, и стал объяснять.
– Видишь ли, у некоторых собак есть рецессивный ген, который отвечает за регенерацию утраченных конечностей. Под воздействием определенных факторов, плохой экологии, стрессов, он мутирует, и превращается в доминантный, и вуаля- у собаки отрастает утраченный орган. Ты ведь, наверняка, видел ротвейлеров и доберманов с хвостами?
Приятель сидит, раскрыв рот.
– А-а, да, пару раз видел… такие уебища…
– Во-о-о-т. У них хвост отрос заново. А здесь отрасли уши.
Двухминутная пауза.
Мне кажется, что я слышу шорохи, издаваемые извилинами товарища. Наконец, куча незнакомых слов переварена, и мой друг изрекает:
– Охренеть… А люди так могут?
Я внимательно посмотрел на него. Товарищ воспринял мою шутку на полном серьезе.
– Нет, люди пока не научились.
– А жаль. Хорошо бы было… Света, а почему ты смеёшься?
Это он моей жене, которая вдруг стала пунцовой, и вылетела из комнаты. Издалека раздался Светкин смех:
– Я просто кое что вспомнила! А-ха-ха! Ой, не могу…
Товарищ ушел, вдоволь наигравшись с Рэем, а я подумал, что , хорошо, что я не сказал ему, что у людей не отрастают руки и ноги, а то, вдруг, у него, скажем, рука болит, он ее… таво… под паровоз, в надежде, что новая отрастет, хорошая и крепкая…
Друзей юности не выбирают, ими становятся. И пусть каждый из нас добрался до своих вершин, каждый добился чего то своего, но в душе мы все таки остались теми же, кем были четверть века тому назад – молодыми и дурашливо настроенными балбесами…
Июнь 2018.
(Visited 51 times, 1 visits today)
The following two tabs change content below.

Игорь Тимошенко

Анархист, мизантроп, интроверт, любитель хэви-металла, собак и кои.
Поделиться записью в:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать + четыре =