1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Дэвид Ковердейл: «DEEP PURPLE Mk IV» – один из моих любимых проектов, в которых я участвовал

Когда в начале 1975 года было официально заявлено, что гитарист Ричи Блэкмор покидает DEEP PURPLE, можно было предположить, что одна из самых популярных в мире хард-рок групп закончит на этом своё существование. Его невообразимому мастерству в сочинении гитарных риффов, впоследствии ставших классическими, не было равных.

Великолепные гитарные соло, тонкое чутье импровизации, неадекватное поведение на сцене и за её пределами, да даже просто внешность человека в черном поставили его на тот пьедестал, который другим, даже очень техничным гитаристам, явно был не по плечу.

Но вместо того, чтобы мирно разойтись, оставшиеся участники PURPLE – вокалист Дэвид Ковердейл, басист-вокалист Гленн Хьюз, клавишник Джон Лорд и барабанщик Иэн Пэйс – решили продолжить с другим гитаристом. И этим гитаристом, после недолгих поисков и прослушиваний, стал Томми Болин.

Засветившийся к тому моменту, среди прочих, на записях группы ZEPHYR (одноименный дебютный альбом 1969 года и Going Back To Colorado 1971 года), Билли Кобэма (классический фьюжн-альбом Spectrum 1973 года), группы JAMES GANG (альбомы Bang! 1973 года и Miami 1974 года), Томми Болин продемонстрировал, что умеет играть не только рок и свободно себя чувствует и в других музыкальных стилях.

Альбом DEEP PURPLE с новым гитаристом назывался Come Taste The Band, и он не был лидером чартов, как Machine Head или Burn, но со временем стал культовым, и его по праву считают классикой рока 70-х, о которой порой забывают.

Послушаем, что рассказывают об этом сами участники тех событий.

Дэвид Ковердейл, 1975
Дэвид Ковердейл, 1975

Дэвид Ковердейл (вокалист DEEP PURPLE Mk III и Mk IV):

«Ричи Блэкмор тогда окончательно решил уйти из DEEP PURPLE, и он предложил мне участвовать в его новом проекте RAINBOW. Однако я сразу почувствовал себя неудобно в этой ситуации, я не думал, что это было бы допустимо при сложившемся раскладе. И именно мой отказ, к сожалению, на какое-то время привел к резкому ухудшению наших с Ричи отношений».

«Итак, мы встретились без Ричи, и я предложил, во-первых, Джеффа Бека, во-вторых, Рори Галлахера, и, наконец, этого парня по имени Томми Болин, о котором никто толком ничего не знал. Я уже слышал Томми Болина, он играл гитару на альбомах двух джаз-роковых барабанщиков, Билли Кобэма – Spectrum, и Альфонса Музона – Mind Transplant. Меня он очень впечатлил».

«Вот только я ничего не знал о нем, кто он такой? Может быть ему 70 лет, и он афроамериканец? Я понятия не имел. Но я поставил пластинки, и все сказали: «Ого, он очень хорош!» В общем, мы начали его искать. PURPLE были в то время огромной организацией, глобальной, одной из «рок-н-ролльных аристократических групп». Рынок тогда ещё не был настолько перенасыщен, как сейчас. И несмотря на это, даже мы не смогли узнать, где его найти».

«Но в конце концов мы нашли его….. в нескольких милях от того места, где я жил – в Малибу, он тоже жил там. Мы договорились, чтобы он подошел и поджемовал с нами. И вот входит этот парень со светло-зелеными разноцветными волосами, в каких-то невообразимых штанах. И платформа четырех- или пятидюймовая… И это не туфли на платформе, а что-то вроде сандалий на платформе!»

Гленн Хьюз (вокалист-басист DEEP PURPLE):

«Да, на этом невозможно было не только ходить, но даже стоять, он всё время падал».

Дэвид Ковердейл:

«Да, зрелище. Этакое экзотическое существо. Он подошел к усилителям. Все, кого мы прослушивали до него, были напуганы ими. Никто не привык играть на такой мощности, как PURPLE. А он сразу включил их все на одиннадцать. Взял аккорд, который вывел всех, кто был тогда в зале, из их самодовольных задниц, и начал джемовать – сразу же. И это при том, что все его гитары были заложены, я не знаю почему, и он одолжил чужую гитару для прослушивания. Но это было очень необычное, по-настоящему взрывное прослушивание».

  Deep Purple - Им все глубоко фиолетово

Гленн Хьюз:

«Мы репетировали в Pirate Sound – там мы и проводили прослушивание. В тот день мы прослушивали только двух человек – Клема Клемпсона и Томми. Клем не получил это место. Нет, не из-за своих способностей гитариста – я думаю, что для того, чтобы занять место Ричи Блэкмора, нужно быть более характерным, харизматичным. И тут Томми… Когда я увидел его, я сразу закричал на всю комнату: «Что бы ни случилось, ты идешь потом со мной!» Я в один момент понял, что мы с ним как две горошины из одного стручка».

«Томми – лев по гороскопу, чувствительный, веселый и очень милый человек. Настоящий артист, понимаете? Я смотрел, как он поставил свою педаль Echoplex на подставку, а увидев, как он берет гитару, я понял, что он получит это место. Я не ждал клона Ричи Блэкмора. Скажем так, если бы в то время, в 70-х, уже был бы Ингви Мальмстин, я бы, наверное, не хотел бы, чтобы он стал клоном Блэкмора. Дэвид не был клоном Иэна Гиллана, а я не был клоном Гловера».

«Так что пригласив Томми на репетицию в тот день, мы вовсе не были заинтересованы в том, чтобы джемовать на старые песни PURPLE. Мы хотели идти вперед. И это удивительно, но мы начали придумывать новые темы сразу же, в первый же день».

«Что касается меня, Пэйси и Лорди, это именно то, что мы любили делать всегда – много джемовать. Мы начали с каких-то аккордов, а затем погрузились в джаз. Но после мы набрали темп и сыграли очень энергичный рок. Это было очень короткое прослушивание, потому что мы сразу поняли, что он, скорее всего, получит это место».

Томми Болин:

«Когда PURPLE позвали меня на прослушивание, я не спал пару дней – ни на минуты не засыпал, потому что я писал новый материал. Репетиция была назначена на 4 часа, а я прилег ненадолго и размышлял про предстоящее: «Мне надо придумать, как показать им всё это». Я вошел и был как зомби. Но после первой мелодии все сразу же заулыбались. И ещё я был потрясен, когда понял, насколько они здорово играют, потому что раньше я очень мало слушал DEEP PURPLE».

Гленн Хьюз:

«Вероятно, это было лучшее звучание Mк IV. Потому что, как теперь известно из анналов истории, дальше начало происходить то, о чем мы не слишком много знали. Вероятно, Томми использовал более «темные» наркотики. Но он отлично играл на репетициях в Pirate Sound. Он получил место и временно переехал прямо в мой дом, пока мы не нашли ему жилище. И Томми жил у меня около недели.

У нас были импровизированные сессии, во время которых я записывал материал на свой магнитофонTEAC. У меня сохранилась куча этих бобин – только я и Томми, мы джемуем. Я играл на Fender Rhodes (электромеханическое пианино – авт.), а он на моем Les Paul.

Я играл что-то в стиле Херби Хэнкока, я вообще учился играть на Fender Rhodes на его музыке, и тусовался с ребятами из группы WEAYHER REPORT. Но с приходом Томми в мою жизнь я научился играть аккорды на клавишах и гитаре совсем по-новому. Я учился расширяться в этом новом для меня мире, и это то, что вы услышали на моем сольном альбоме Play Me Out» (1977 год – авт.).

  Дэвид Ковердейл о хите «WHITESNAKЕ» Still Of The Night, Джоне Сайксе и Элвисе Пресли

«Мы ели из одной тарелки, шлялись везде вместе, в общем всё было вроде как круто. Но никто не знал тогда, что он болен этой ужасной зависимостью».

Джонни Болин (брат Томми, барабанщик TOMMY BOLIN BAND в 1976 году, вице-президент Tommy Bolin Archives, барабанщик BLACK OAK ARKANSAS):

«Томми случайно столкнулся с Ричи Блэкмором, когда они оба жили в Малибу, и он пригласил Ричи к себе. У него там совсем не было мебели , только кровать и кушетка, потому что в основном он жил в Лос-Анджелесе. Он показал Ричи свой Страт, и Ричи играл на нем. И я помню, как он потом рассказывал про Томми: «Он был хорошим парнем, и он действительно отличный гитарист. Он чем-то напомнил мне Элвиса!» Думаю, они хорошо поладили. Ричи оценил его игру».

Гленн Хьюз:

«Ну, Томми был совсем другой, я имею в виду, что на тот момент я играл только с двумя гитаристами – Мелом Гэлли и Ричи Блэкмором. Для Ричи характерен очень мелодичный, европейский, классический стиль игры на гитаре. А Томми – это что-то южноамериканское, бразильское, переплетающееся с регги, это американский стиль игры на гитаре. Это совершенно не по-европейски. Скорее би-боп, джаз – то есть именно то, чего никогда не было в DEEP PURPLE.

Мне нравилось то, что в группе теперь есть еще один парень, который не боится внедрять что-то новое и играть инстинктивно. Так что я добавлял в группу соул и фанк, а Томми – бразильский, бодрящий, джазовый колорит. Это было очень интересно. Приход Томми был глотком свежего воздуха. Я всегда развивался в музыке, я не хочу стоять на месте. Не буду называть имен, но некоторые группы стоят на месте. А мы всегда развивались.

Come Taste The Band- это именно такая, «эволюционирующая» пластинка. Когда Томми пришел ко мне домой, у него уже была базовая структура для Gettin’ Tighter. Я помог ему с аранжировкой».

Томми Болин:

«Мне нравится эта песня. Я написал её на одной из репетиций. Я просто сказал себе: «О, чувак, ты знаешь, что им, наверняка, понравится»… Ну, потому, что я тогда уже начал понимать их, они начали понимать меня, и всё было похоже на ситуацию со взаимными уступками. Я просто приносил новые песни, мелодии, основу для музыки – рифф или что-то в этом роде. Я строил мелодию вокруг этого риффа, а Дэвид писал текст, или Гленн писал текст».

Томми Болин
Томми Болин

Гленн Хьюз:

«Он принес Lady Luck – Томми написал её вместе с Джеффом Куком».

Джефф Кук:

«Ну, к сожалению, мои воспоминания об этом не самые счастливые, потому что Дэвид Ковердейл переделал текст песни. Слова изначально были в духе Джона Стейнбека, его романа Cannery Row – о жизни в некой части города и желании вырваться из нищеты, и так далее в таком стиле. Но многое из этого было потеряно, когда Ковердейл начал менять текст (смеется)».

Гленн Хьюз:

«Томми пришел с несколькими риффами, может быть, к одной или двум песням. В значительной степени остальную часть пластинки мы писали вместе. В Musicland, в Германии, где мы записывали пластинку. This Time Around была написана в студии в Мюнхене. Owed to ‘G – это инструментал Томми, который мы добавили его к This Time Around – он был написан отдельно, но потом мы склеили их вместе».

  Группа «До Свидания, Мотоцикл»

Томми Болин:

«Джон и Гленн собирались назвать свою половину «Герш», а я собирался назвать свою половину «Вин».

Грег Хэмптон (продюсер сольных альбомов Томми Болина):

«Некоторые песни и риффы, вошедшие в Come Taste The Band, взяты из студийных сессий Томми с 1974 по 1975 год. Я слышал в мультитреках многие из тех риффов, которые потом стали песнями DEEP PURPLE».

Дэвид Ковердейл:

«Это были интересные времена. Не было сильного присутствия Ричи Блэкмора, и это было очень заметно. Всё было намного более непринужденно. Ричи был более ориентирован на работу, лично мне это нравилось. Но я был очень рад, что у нас получился стоящий проект. Правда, была пара «социальных аспектов» – не обязательно с Томми, но внутри группы, которые могли стать чрезвычайно разрушительными».

Гленн Хьюз:

«Думаю, если бы у нас с Томми был собственный барабанщик, мы бы ушли в свой собственный лагерь – лагерь Хьюза-Болина. Но нельзя забывать, что у нас был фронтмен, Ковердейл. А мы с Томми начали чувствовать себя очень комфортно, играя вместе «в нерабочее время» и тусуясь».

Дэвид Ковердейл:

«Mк IV – один из моих любимых проектов, в которых я участвовал. Очень хорошо совмещается с моим проектом COVERDALE/PAGE – я закачиваю много моих вещей в iPod shuffle, и всякий раз, когда трек из Come Taste The Band идет за треком COVERDALE/PAGE или наоборот, очень хорошо слушать.

Честно говоря, у меня нет никаких отношений с менеджментом PURPLЕ, который постоянно выкидывает на бочку компиляции DEEP PURPLЕ. К сожалению, в этой мощной группе мы не имеем права голоса. А я хотел бы отдать некоторые альбомы современным рок-инженерам для ремикса. Я бы хотел услышать, как их можно обновить в звуковом плане. Потому что я думаю, что получилось бы очень хорошо».

Гленн Хьюз:

«Послушайте Come Taste The Band, это отличный альбом. Хотя он продавался не так хорошо, как Burn или Stormbringer, но у большинства людей, которых я спрашиваю, из любой возрастной группы, Come Taste The Band – один из любимых».

Sunny Blues

Поделиться записью в:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

одиннадцать − 9 =